Добро пожаловать на сайт по продаже элитной парфюмерии с доставкой parfumer-city ! Закажите все, что Вы подобрали для себя отправив заявку электронной почтой 4403320@mail.ru, или сделайте заказ элитной парфюмерии по телефону: +7(495) 440-33-20, и мы оформим вам доставку в удобное для вас время.

Звоните с 10:00 до 20:00 Мы предлагаем высококачественный parfum по доступным ценам.
Все товары сертифицированы, имеют оригинальное происхождение и высочайшее качество.
Ваша покупка будет доставлена по любому удобному Вам адресу в Москве. Расчет за товар наличными по факту получения и проверки.Важно! Парфюмерная продукция возврату не подлежит.


Новости

Статьи

Christian Dior (Кристиан Диор)

Coco Chanel(Коко Шанель)

Nina Ricci(Нина Риччи)

Guerlain (Герлен)

Valentino (Валентино Гаравани)

Парфюмерный этикет - правила использования

Ароматная энциклопедия

Как пахнуть, чтобы тебя любили.

Как хранить парфюмерию.

Доставка

Как оформить заказ и оплатить

Скидки

Качество и гарантии
Элитный парфюм и косметика
ТОП БРЕНДОВ


Abercrombie & Fitch
Agent Provocateur
Alfred Dunhill
Amouage
Armand Basi
Banana Republic
Burberry
Bvlgari
Cacharel
Calvin Klein
Carolina Herrera
Cerruti
Chanel
Chopard
Christian Dior
Clinique
Coach
Dolce & Gabbana
Donna Karan
Elizabeth Arden
Emilio Pucci
Escada
Estee Lauder
Franck Olivier
Giorgio Armani
Givenchy
Gucci
Guerlain
Guess
Hermes
Hugo Boss
Jean Paul Gaultier
Kenzo
Lacoste
Lancome
Lanvin
Marc Jacobs
Moschino
Nina Ricci
Paco Rabanne
Prada
Salvador Dali




ЛУЧШИЕ АРОМАТЫ

Agent Provocateur

Agent Provocateur ( Agent Provocateur) *** устаревшая роза Все старое опять стало новым: как подметили те, кто помнит былое, в целом, это повторение Coriandre (Jean Couturier) 1973г, предназначенное для шлюшек, которые были слишком молоды, чтобы носить первую версию. При всем при этом, Agent Provocateur красив, с большим размахом, немного слишком крепкий (как и все в его классе), с бледной древесной базой, пахнущей как свежая стопка офисной бумаги. TS

Agent Provocateur Strip (Agent Provocateur) **** чайный шипр

Кажется, что эта стриптизерша только что танцевала для клиента, одетого в Old Spice, и ушла, распространяя чудесный запах. Strip – это замечательная перечно-зеленая чайная роза с ледяной гранью ириса и цитрусовых и сладкой бальзамической смолой лабданума для дружеского расположения. Он пахнет уверенно и необычно, и вы не будете чувствовать себя неловко в случае небольшого передоза. Дорогой Cartier, заметьте: эта нахальная компания, производящая трусики, только что закусила вашим Baiser du Dragon во время ланча. ТS

Eau Emotionelle (Agent Provocateur) ** легкий шипр

Облегченное воплощение идеи розового шипра с увеличенным содержанием цветочно-фруктовых нот. Интересный какое-то время, но действительно дешевый и несколько утомительный. TS Maitresse (Agent Provocateur) ** устаревший цветочный

Возбуждающе-странная верхняя нота, напоминающая прогорклый клей (или по-настоящему грязные полки в шкафу) сменяется чем-то довольно большим, дружественным, дешевым древесно-жасминовым, чем-то, что моя мама носила в восьмидесятых и чье название я не могу вспомнить. Я почти слышу тему из сериала Dynasty. TS Maitresse (Agent Provocateur) ** устаревший цветочный

Возбуждающе-странная верхняя нота, напоминающая прогорклый клей (или по-настоящему грязные полки в шкафу) сменяется чем-то довольно большим, дружественным, дешевым древесно-жасминовым, чем-то, что моя мама носила в восьмидесятых и чье название я не могу вспомнить. Я почти слышу тему из сериала Dynasty. TS Alexander McQueen

MyQueen (Alexander McQueen) ** усыхающая фиалка

Говорят, что сценарий, принадлежащий нескольким авторам, обычно кажется сшитым из лоскутов. Это может быть верным и для парфюмов: этот создавался командой-мечтой, состоящей из Anne Flipo, Dominique Ropion и Pierre Wargnye. Помимо приятной старомодной ноты фиалки в вершине, трудно понять, что они хотели сделать. Парфюм угасает до темной древесной амбры, которая кажется извиняющейся за свое присутствие, и тоже быстро исчезает. LT Kingdom (Alexander McQueen) * тяжелый тмин

Этот парфюм напоминает мне причудливые газетные заголовки в небогатые на новости дни семидесятых: «Сколько человек может поместиться в Мини?» (автомобиль, производившийся в 1959-2000) с фотографиями, показывающими расплюснутые на оконном стекле лица и руки. Вопрос здесь был бы «Сколько нот можно втиснуть в базу Allure?» и ответ – «Слишком много.» Когда этот парфюм был выпущен, каждый восторгался тем, что в нем содержится тмин, как будто это извиняло тот факт, что он был скучный, тяжелый и неразборчивый. К счастью, его перестали производить.

Amouage

Amouage Gold (Amouage)***** грандиозный цветочный

Мне нравится дерзкая гибридная идея, стоящая за Amouage. Фирма была основана в 1983 году одним из старших членов королевской семьи Омана с целью восстановления трехтысячелетней традиции производства парфюмерии в Омане. Из-за местной гордости и интереса к далеким землям, которые подобают древней нации мореплавателей, они назвали ее Amouage, от арабского amwaj (волны), измененного во французской манере так, чтобы оно звучало больше, как amour. У меня нет ни малейшей идеи, на что похожа оманская парфюмерия сегодня, хотя я видел документальные фильмы о Маскате (столица Омана – прим.Переводчика), где в маленьких магазинчиках с очевидным ликованием облаком

разбрызгивают приготовленные для клиента смеси. В любом случае, двадцать лет назад Amouage наняли великого Guy Robert и дали ему указание, о котором большинство парфюмеров может лишь мечтать: «Используйте все, что вы хотите, неважно, сколько это стоит». Называемый теперь Amouage Gold, аромат представлен в твердой, мастерски выполненной черной с золотом коробке, которая захлопывается, как ловушка для волка. Маленькая подписанная карточка в моем экземпляре говорит, что он был сделан каким-то Naeema, приятная мелочь. Сатиновые подушечки поддерживают флакон, сделанный из хрусталя, содержащего 24 процента свинца: держа его в руке невольно думаешь, что гравитация неожиданно увеличилась в четыре раза. В целом, все выполнено в счастливом, слегка наивном, демонстративно ручной работы стиле, напоминающем мне несколько действительно ценных вещей, которые раньше производились в России, таких, как конфеты Красный Октябрь, подтверждая мое давнее мнение, что Москва это большой Дамаск со снегом. Без сомнения, скоро будут изменения в дизайне, и, вероятно, часть шарма потеряется.

Парфюм? Guy Robert называет его коронной славой своей карьеры, и я с этим согласен. Robert, вероятно, самый симфонический из всей старой школы французских парфюмеров, все еще работающих сегодня, и его Gold – как Девятая симфония для Брюкнера (создавалась как прощание с жизнью, осталась незавершенной – прим. Переводчика). Этот парфюм концентрируется, скорее, на текстуре, а не на структуре, сотня ковров-самолетов из запахов, перекрывающихся друг с другом. Это как если бы Joy сбежал с Шахерезадой на тысячу и одну ночь незаконных развлечений. Понюхав скудное современное произведение, Guy Robert однажды сказал мне с отчаянием, «Un parfum doit avant tout sеntir bon.» (Парфюм должен, прежде всего, хорошо пахнуть.) В случае с Gold он вложил деньги султаната туда, куда нужно и выпустил самый богатый из существующих парфюмов. Неудивительно, что раньше регион назывался Arabia Felix (Счастливая Арабия, латынь) LT Amouage Gold for Men (Amouage) **** романтический цветочный

Называть этот аромат «для мужчин» – все равно, что обращаться к Царю Соломону «Сол». Это цветочный эпического масштаба, начинающийся взрывом розы и мимозы, за которыми следует удивительное, пыльное, лимонное ощущение ладана высокого качества, которым знаменит Оман, затем, успокаиваясь, переходит в почти герленоподобную (Vol de Nuit), почти съедобную бальзамическую базу очень высокого достоинства. Всего несколько человек, из тех, с кем я встречался, посмели бы это носить, хотя это больше говорит о мужчине, чем о парфюме. Если вы хотите панорамной пышности Monchoir de Monsieur без малейшего ощущения стареющего денди, то Gold вам подойдет. LT Ciel (Amouage) * плохой цветочный

Кто-нибудь, пожалуйста, остановите это. Хорошие ароматы от Amouage не заслуживают компании этой тривиальной смеси белых цветов, даже несмотря на то, что это угнетающее сооружение составлено из необычно хороших материалов. Интересен только, как дорогая версия чего-то дешевого, которая все равно остается дешевой. LT Ciel Pour Homme (Amouage) **** анималистический специевый

Пути Господни неисповедимы: Ciel pour Femme тривиален, но версия для мужчин (то же название, та же синяя упаковка) очень необычна. Аккорд, и я говорю это, не подразумевая никакой критики, можно только описать, как уринальный, предполагая, что костус (азиатское растение, корень используется для изготовления благовоний – прим. Переводчика) или Aldron входят в состав композиции. Я не нюхал ничего настолько пугающе животного (без цибетина) со времен скандального Jules (Dior), и я аплодирую ему. Я не могу поверить, что женщина, в присутствии мужчины в Ciel, не станет тут же представлять его без верхней одежды. Остальное зависит от обстоятельств. LT Dia pour Femme (Amouage) **** элегантный цветочный

Бесспорно, Gold задал очень высокий уровень, и можно себе представить, что многие женщины отпрянули бы от его подлинно Вагнеровской тяжести. Dia был, вероятно, создан для тех, кто хотел бы получить ароматный цветочный букет меньшего размера, чем 59. Dia красив, хотя и не является дико оригинальным, пахнет абсолютно естественно, помимо небольшого количества альдегидов, и часами распространяет ощущение чистого качества. Свежая пудровая база особенно хороша. LT Dia pour Homme (Amouage) **** сухое дерево

Если ваш идеал красивого мужчины – мрачный и демонический, скажем, Nicсolo Paganini или его современный двойник Tommy Lee Jones, тогда этот аромат для вас. Темный, сухой, тлеющий он присоединяется к группе одиночек (среди которых Guerlain’s Sous le Vent и Morabito’s Or Black), которые активно не любят комфорт, хотя и смягчается немного в конце. Очень хороший. LT

Jubilation XXV (Amouage) **** ладан со специями

Два аромата Jubilation, выпущенные Amouage, Оманской компанией к их двадцать пятому юбилею, это восхитительный сюрприз после нескольких последних провалов. У Amouage новое художественное руководство, и, вероятно, парфюмеры были выбраны «вслепую» – т.е. сначала аромат, потом имя, что не совсем обычно. XXV предназначен для мужчин, идеально составлен специалистом по востоку Bertrand Duchaufour и абсолютно соответствует описанию: современный арабский аромат. Он находится где-то между Gucci Envy for Men (имбирь) и Gucci pour Homme (ладан) по тональности, но, по моему мнению, более интересен, чем любой из его предшественников. Уникальная чистая нота оманского ладана абсолютно правильна – легкая, прозрачная и сухая – и специевое окружение придает теплоту и естественность, хотя сверхчувствительные по отношению к древесно-амбровым нотам могут споткнуться об нее в базе. LT

Jubilation 25 (Amouage) **** фруктовый шипр

Думается, сущность Amouage имеет свои положительные и отрицательные стороны для парфюмера. С одной стороны, деньги, может быть, не проблема, как в случае с Gold и Dia, что позволяет использовать наилучшие исходные материалы, напоминающие о древнем величии. С другой стороны, эстетика тысячи и одной ночи стала заложником судьбы, потому что Serge Lutens уже там побывал и правит во всех Эмиратах западнее Медины. Lucas Sieuzac пошел бескомпромиссным путем, составив аромат по классической французской схеме и предположив Восток только посредством придания большего веса и томности, чем могло бы быть в не восточном парфюме. Его стартовой точкой, по-видимому, стала Diorella, ее поразительно запутанный, но ясно читаемый аккорд, ставший коронным достижением карьеры Roudnitska. Кроме того, Jubilation (извините за анахроническое сравнение) это Diorella, переделанная Jacques Guerlain, с большим количеством амбры и древесных, чем, я думал, могло бы там поместиться, и без диссонансной весна-в-Париже свежести оригинала. Результатом стал роскошный, странно знакомый и приятный с самого начала аромат, и только гораздо позднее начинаешь понимать, что Catherine Deneuve свободно говорит по-арабски. LT

Homage (Amouage) ***** ладанная роза

Во время невозможно роскошного празднования в Маскате по поводу выпуска двух ароматов Jubilation от Amouage, гости, по прибытии в свой номер в отеле, обнаружили флакон лимитированного выпуска в простой белой коробке, помеченной просто Attar, т.е. парфюм. После пробы эта анонимная вещь оказалась ошеломляюще красивой, одновременно возвышенной, фантастически сияющей и ослепляюще богатой. Столкнувшись с этим видением, большинство из нас немедленно стали искать кого-нибудь поблизости, чтобы немедленно поделиться впечатлениями, и чем больше свидетелей, тем лучше. Я чувствовал одновременно гордость и отчаяние оттого, что обладал красотой, которую мог разделить с очень немногими. За компанию, я дал немного моей восьмилетней дочери, которая носит его по случаю больших событий. Слава богу, этот таинственный Attar, переименованный в Homage, теперь можно купить в ограниченной продаже. Компания говорила мне, что аромат был сделан внутри Дома, в основном из камбоджийского уда, таифской розы и оманского серебряного ладана, который, кстати сказать, является лучшим и самым дорогим. Оман производил парфюмерию, когда европейцы купались только раз в год по указанию врача. Во время моего пребывания там я имел случай попробовать, как в магазинах, так и от проходящих оманцев, местный тип уда – яростно элегантный аккорд розы и дерева, который излучает орлиную красоту. В случае с Homage компания еще больше улучшила обычную композицию и добавила не только ладан, наполняющий аромат стратосферным светом и льдом, но и, вероятно, немного масла цитрусовых, чтобы сделать его более приятным для западных носов. Мой нос не может перед ним устоять. LT Reflection (Amouage) * белый цветочный

Выпущенный в 2007, это абсолютно отработанный экземпляр того, что я называю передержанный белый цветочный, композиция фрезии настолько ослепительно бледная, что, понюхав ее, тянешься за очками от солнца. Думаю, я ненавидел бы любую женщину, которая сознательно это носит. Amouage размывают великий художественный капитал ненужными ароматами. LT

Reflection Men (Amouage) * древесная ваниль

Повстречавшись с женским представителем этого вида, я боялся встречи с ним. Оказалось, что это усыпленная Habanita, молочно-ванильный восточный, подобный гигантской карамели, с кедрово-ветиверовой базой, которая безуспешно пытается придать ему какой-либо стержень. Определенно, не является хорошим мужским ароматом, но был бы забавен на женщине, если ей нравятся плохие амбровые. LT

Silver Cologne (Amouage) *** сложный одеколон

Я полагаю, что термин «одеколон» относится в данном случае к разбавлению, поскольку аккорд здесь не является типичным для одеколона. Как полагается классическому мужскому парфюму, SC демонстрирует прозрачное, специевое начало, напоминающее Yatagan (Caron), после чего громкость понижается, как раз вовремя для странной ноты мимозы (гелиотропина) в сердце, и далее переходит в благоразумную, цитрусоподобную базу. Очень рекомендую, хорошая альтернатива для Pour Monsieur от Chanel. LT Ubar (Amouage) *****

Помню, как сколько-то лет назад я смотрел кино в iMax кинотеатре Музея Авиации и Космонавтики Вашингтона: оно началось со взлета биплана, черно-белая картинка плохого качества, как в старых телевизорах. И только бы задуматься, зачем надо было раскошелиться на 20 баксов, как экран стал цветным, расширился, превратившись в огромную полую сферу и ты уже летишь над лесом в осенних красках, над бипланом Pitts S2, раскрашенным в сияющий красный и белый цвета. При этом даже звук великолепен. И все дружно произносят: «Ааааах», я сбросил четыре десятка лет в течение десяти миллисекунд. После того, как я обнюхал несколько дюжин косолапых, рахитичных современных ароматов, созданных депрессивными бухгалтерами, повстречать Ubar – это схожий по накалу восторга опыт. Эта сущность до такой степени колоссальна, блестяща, спроектирована «за гранью» и переполнена противовращениями планетарных шестеренок, что чувствуешь, все, что в твоей власти, это позволить ей выситься над собой, пока ты обходишь ее со всех сторон и пинаешь колеса. Технически Ubar является цветочно-восточным, но цветы в нем размера 3XL и его Восток масштабирован соответственно. Если бы у старого Dioressence и первого Rush был бы незаконнорожденный ребенок, то он пах бы так: огромная, пурпурная романтическая роза в стиле оплакиваемого Nombre Noir, тонна сливочных лактонов; столько анималистичной амбры, что хватило бы на целого кита. Ubar присоединяется к небольшому клубу ароматов с ядерной боеголовкой: Poison, Giorgio, Angel, Amarige. Используйте осторожно, один пшик и назад пути нет. LT Annick Goutal

Bon Point (Annick Goutal) апельсиновый цвет ***

Французские учителя дают отличившимся “бон поинт” в той же манере, как американские учителя дают отличившемся золотую звезду: хорошая работа, детка! Вот и здесь – прямолинейная водичка из нероли и апельсинового цвета, которая хорошо пахнет. ТS Ce Soir ou Jamais (Annick Goutal) грушевая роза **

С претензией на Eternity, со всеми своими фиалками и испуганной грушей из Petite Cherie, больше всего напоминает бокал вина, выдохшегося за ночь. TS Chevrefeuille (Annick Goutal) помидор-лимонник ***

Жимолость невозможно создать: ты можешь ее воссоздать с фотографической точностью на восторженные пол-минуты (например, жимолость Деметр), но не можешь построить полный аромат, так как жимолость не держится как единое целое. Вот поэтому аромат Goutal не жимолость. Вместо этого – садовая фантазия из стеблей лимонника и помидор, иными словами – суп том-ям без рыбы. TS

Eau de Camille (Annick Goutal) зеленый цветочный ***

Отличный, хрустяще-зеленый цветочный в духе, представляет собой блестящий, хорошо ухоженный одеколон. TS Eau de Charlotte (Annick Goutal) *** мыльный зеленый

Эта комбинация белых цветов и черной смородины дает ощущение дешевого мужского парфюма, который сам по себе кажется мыльным, хотя, довольно странно, EdC, по-видимому, сделан из хороших материалов. По мере развития он становится более комфортным: интенсивная джемовая роза с зелеными листьями. LT Eau de Fier (Annick Goutal) кожаный чай ****

Fier (гордость) – комбинация кожи, листьев и цитруса – идеален для слегка раздувшегося от гордости, выставляющегося на показ парня. Пахнет как ничто иное – салоном новенькой машины. TS

Eau de Lavande (Annick Goutal) гвоздичная лаванда ***

Что нужно сделать, чтобы выставить на показ хороший лавандовый аромат? Goutal решила, что о немного ванили, немного бергамота и немного специй дадут лавандовому аромату глубину, не меня при этом его сущности. Аромат звучит и живет на коже дольше, чем ожидалось. TS Eau de Monsieur (Annick Goutal) цитрусово-мшистый ****

Привлекательный, насыщенный мужской аромат с комфортным ощущением натуральных ингредиентов: хрустящая свежесть цитруса, мшисто-шипровый задний план, все это становится удивительно интересным от прикосновения карамельно-карриевой ноты бессмертника. Через пять лет после этой попытки Goutal продвинула аромат гораздо дальше в великолепном Sables. TS

Eau d’Hadrien (Annick Goutal) *** древесный лимон

Неизменный бестселлер Goutal с 1981, который я про себя люблю называть “Yo, Adrian”, выполнен в стиле одеколон, но даже более покорный, чем обычно, развивающийся от приятного прохладного лимона к почти не уловимым гладким древесным с нотой базилика. Намеренно негромкий, хороший выбор для тех, кто не любит парфюмерию. Ограничения Европейского союза на цитрусовые масла угрожают избавить нас от него, так что будьте настороже. LT

Folavril (Annick Goutale) *** цитрусовый фруктовый

Интересно, как, в основном, натуральная композиция может пахнуть настолько похоже на жидкость для ополаскивания. Может быть жизнерадостным мужским ароматом. LT Hadrien Absolu (Annick Goutal) *** интенсивный цитрус

Эта концентрированная версия бледной Eau d’Hadrien сделала ее лучше: яркий маленький цитрусовый одеколон, не настолько хорош, как лучшие из них, но так же далек от худших. TS

Heure Exquise (Annick Goutal) **** анималистический ирис

Вежливые, ненавязчивые, классические цветочные, характерные для стиля Goutal, могут показаться слишком чопорными и манерными, из разряда тех, которыми легко восхищаться, но трудно любить, как сидящая плотно по фигуре одежда – красивая, но в которой трудно ходить. Heure Exquise – аромат от Goutal, который я искренне люблю: богатая композиция гальбанума и ириса, близкая к Chanel No. 19, но, по контрасту с невротическим ощущением от Chanel, обладающая щедрым теплым фоном из древесных и анималистических нот, напоминающих падение в пуховую постель. TS

L’Heure Exquise (Annick Goutal) Очень интересный парфюм, с зеленым открытием и очень богатым и устойчивым ирисово-пудровым шлейфом, который находит свое место между No 19 (Chanel) и Dioressence (Dior), что тем более приятственно, ибо первый не очень стоек в виде туалетной воды, а второй прошел очистку организма и исхудал до потери образа Gardenia Passion (Annick Goutale) *** растительная тубероза

По словам Laurice Rahme, теперь работающей в Bond. No 9, но много лет являющейся дистрибьютором Annick Goutal в Соединенных Штатах, в какой-то момент она призвала Goutal создать этот аромат для американских женщин, потому что американские женщины любят гардении. Проблема состояла в том, что Goutal, как говорят, не разделяла эту любовь, и, вероятно, поэтому Gardenia Passion это на самом деле тубероза, без энтузиазма замаскированная вуалью горькой зеленой листвы, как если бы не приглашенный на ужин гость в красном атласе пытался пробраться внутрь, укрываясь за кустами папоротника. TS Grand Amour (Annick Goutal) *** пудровый гиацинт

Обладающий мощным пудровым сиянием, сравнимым с Heure Exquise (Goutal), и все побеждающими, медовыми зелеными цветочными нотами, сладкими, как воздух в цветочном магазине, Grand Amour демонстрирует впечатляющие амбиции, соединяя отстраненность и теплоту в поисках той магической пропорции, которая делает из молодой киноактрисы звезду. Но Chamade делает все то же, что и Grand Amour, настолько лучше – мыло, пудра, фруктовая роза, серебряное зеленое сияние – что все эти прекрасные усилия не могут не казаться тщетными. TS L’Eau du Sud (Annick Goutal) базиликовый одеколон ***

И предпочетаю L’Eau du Sud бестселлеру Goutal Eau d’Hadrien – с бOльшим количеством трав и меньшим количеством лимона он весомее, с привлекательной, гладкой мыльной текстурой, словно нечто скользкое под водой, не поддающееся хватке. TS

Les Nuits d’Hadrien (Annick Goutal) *** апельсиновый фенхель

Этот цитрусовый одеколон сильно напоминает мне один салат, который я готовила: тонко порезанный фенхель, кусочки апельсина, тимьян, немного оливкового масла. Хороший, но слишком простой, чтобы быть чем-то большим, чем случайная закуска. Хорошая база, как память о цветочном восточном аромате. TS Le Jasmin (Annick Goutale) ** металлический жасмин

Прекрасный жасмин здесь потрачен попусту. Сочетание травянистых зеленых и кремовых белых цветочных, искаженных мощной древесной амброй с резким, перечным характером. TS La Violette (Annick Goutal) **** свежая фиалка

Это живой, свежий и розовощекий аромат, с подчеркнутыми оттенками фруктов и зеленых листьев, присущих фиалке, и с приглушенной древесно-пудровой партией. Он обладает легким запахом клея или растворителя для краски, однако, это не отвлекает от основной темы. Воспринимайте ее, как эксцентричную сестру еще более экспансивной Drole de Rose. TS Mandragore (Annick Goutal) *** бергамотовая фиалка

Isabelle Doyen создала несколько парфюмов, используя хрустящую прохладную структуру одеколона с прозрачным фиалково-ирисовым аккордом, варьируя цветочную часть. Я предпочитаю ее более жгучий Duel by Goutal бледному травяному чаю Мандрагоры – приятному, но разочаровывающему из-за несоответствия такому провокационному колдовскому названию.TS

Neroli (Annick Goutal) *** цитрус с эстрагоном

Neroli – это интенсивно зеленое масло, которое добывают путем паровой дистилляции цветов горького апельсинового дерева, севильского апельсина, из кожуры которого делают лучший мармелад. (Экстракция растворением или жидкая экстракция тех же цветов дает вам жасминоподобный orange blossom. Экстракт из листьев известен, как petitgrain; экстракт кожуры – bigarade. Полезно иметь это растение под рукой). Neroli от Goutal, верный природному материалу, это привлекательный классический цитрус с полным смолистым тембром и солоноватой травяной окраской, не такой чистый и яркий, как Eau d’Orange Verte или Lime Basil & Mandarin, но дающий ощущение деревни, что делает эту альтернативу приятной. TS

Petit Cherie (Annick Goutal) ** грушевый цветочный

Посочувствуйте этому аромату, страдающему от двух огромных недостатков. Он должен быть обаятельным, девичьим запахом груш и весенних цветов, но одна из его составляющих (вероятно, violet nitrile, который пахнет огурцами) содержит аспект, который для многих людей обладает резким запахом обмочившейся собаки. Грушевая компонента также крайне не стабильна, потому этот аромат известен среди любителей парфюмерии своей способностью пахнуть очень плохо спустя несколько месяцев после покупки. TS Passion (Annick Goutal) **** камфорный иланг

Белый цветочный аромат умеренных широт относится к привлекательному, тщательно выстиранному и накрахмаленному ландышевому типу, уместному в воспитанной компании, тогда как его тропический двойник является волнующим, интенсивным, цветущим ночью созданием, полным запахов мяса, молока, резины и камфары, которые привлекают больших мохнатых мотылей. Passion это один их самых странных ночных цветов, которые можно найти: пахнущий банановым джемом иланг-иланг, ледяной камфарно-зимне-зеленый аккорд, образующий сосульки у вас в носу, и густая лактоновая нота, которая как будто покрывает все маслом. Он воспринимается влажным, наркотическим, беспокоящим, как безлунная июльская ночь без малейшего ветерка. TS

Quel Amour! (Annick Goutal) **** гранатовая сирень

Если, несмотря на все наши призывы, сердце толкает вас на покупку розового фруктово-салатового аромата, вероятно, вы, хотя бы, приобретете не самый легкомысленный из них. Возьмите Quel Amour, например, которому удалось стать более располагающим, чем можно было бы ожидать от его громких, напоминающих освежитель воздуха, весенних цветов и смеси красных фруктов. Это спаривание дает кричащий дешевый аромат, который при этом кажется умным, эдакая Erin Brockovich (прототип героини одноименного фильма (2000г) с Джулией Робертс в главной роли – прим. Переводчика) фруктовых цветочных. TS Rose Absolue (Annick Goutal) *** розовый ликер

Меня всегда разочаровывают розовые солифлоры: материал кажется впечатляюще сложным, но слишком кислым, чтобы можно было ими наслаждаться, как те вина, вкус которых говорит о том, что они хотели бы стать уксусом. Однако, если вам нравятся подобные вещи, вы, вероятно, полюбите Rose Absolue, который сделан из высококачественных материалов розы, но я не могу не думать, что лучше бы их использовали для других целей. TS

Sables (Annick Goutal) С наиболее феноменальным стартовым аккордом во всей современной парфюмерии, Sables выскакивает словно чертик из коробки, со своей мощной, смоляной и медицинской нотой сушеных цветов и аптечки с лекарственными травами. После такого приятного сюрприза, Sables (Песок) двигается медленно, в разумном темпе парфюма мягкого и воспитанного мужчины, приближаясь к KL pour homme (Lagerfeld). Интересно было бы услышать эту идею не в таком нежном виде, но результат уже очень и очень интересен. На дамах: если вы хотите, чтобы вас спрашивали, что за парфюм вы надели. На мужчине: с юмором. Избегать: притворно-цыганского стиля. Songes (Annick Goutal) **** древесный жасмин

Неоклассический аромат, излучающий совершенное мастерство времени, Songes начинается великолепным естественным жасминовым аккордом и движется через серию сменяющихся сцен, приближаясь к древесно-пудровой основе, отдаленной родственнице Habit Rouge, и, в конечном итоге, переходит в богатую, долго длящуюся древесно-ванильную, бело-цветочную базу выдающегося качества. Очередная классика от Goutal. LT Tubereuse (Annick Goutal) *** резиновый цветок

Тубероза для тех, кто настаивает на соответствии названия и аромата, этот цветочный представляет материал во всей его непрезентабельной славе: резиновые шины, сырое мясо тартар, китайское растирание для мышц и все остальное. TS

Guy Laroche Clandestine (Guy Laroche) Ликёрный, размокший и искусственно окрашенный, как кислая вишня в водке, парфюм Clandestine (Тайный) напоминает Loulou (Cacharel), но в менее брутальной, более симметричной и таким образом, более серийной вариации. Его делает интересным его мощная и полная атмосфера сладких духов 30-х годов, слегка подчеркнутая свечением синтетических нот. Не будучи запоминающимся, это парфюм обаятельной негодяйки, анонимный и личный одновременно. Хорошо сделан и привлекателен. Как альтернатива вездесущему Shalimar (Guerlain), причем эротичная альтернатива. Избегать: кукольного стиля а-ля Барби Drakkar Noir (Guy Laroche) Какая легкая цель, это неповоротливое судно, перегруженное опереточными викингами! Ни один парфюм не вызывает больше сарказма, чем этот памятник Неизвестному Офисному Сотруднику, этот обломок превосходного и примитивного Brut (Faberge). Мне кажется, многие просто опасаются его, чтобы не занести домой эту заразу вонючего выхлопного газа автомобиля GTI (grand touring injection – автомобильная модель с особым режимом впрыска топлива). Однако, как говорил один умный американец: “Это не поддельная кожа, это – настоящий пластик!”. Давайте всё же воздадим почести изобретателю этого искреннего, небрито-волосатого и популярного стиля, вдохновившего некоторых на целые стада парфюмов-имитаций низкого качества * Horizon (Guy Laroche) Некоторые современные парфюмы для мужчин, типа Horizon, напоминают натюрморты кубистов: на них находятся изображенные в металлическом цвете и с нереальной точки зрения группы объектов, несозвучных с мужским началом: пенал с деревянными кедровыми карандашами, пучок мха и белый гриб, грейпфрут, журнал, пожелтевший под солнцем, и полотнище неба. Результат красив и интересен, но необходимость привязки к мужественному и чистому жанру сделала его идею банальней, хотя она могла быть гораздо более необычной. Синий флакон а-ля разъеденный коррозией “Drakkar Noir” – прекрасный образец китча, стилизованного под 70-е годы Fidji (Guy Laroche) Если женщина – это остров, то этот остров Фиджи определенно не вулканического происхождения. Отполированные, как галька, белые, как мрамор, “женственный”, как красотки из ванных и бань Энгра, эти красивые духи вдвоем с Air du Temps (Nina Ricci), обычно поддерживают фронтон храма Деметры, надежной и редко игривой богини, сожалея о загадках религии. Парфюм подойдет разумной юной девушке Hermes Bel Ami (Hermes) Оригинальный и рискованный за счет отказа от нежной сладости, Bel Ami обновил формулу мужского парфюма, которая изнемогала от клише и стандартов. Сухой, прозрачный и потрескивающий, без поползновений в сторону “мужественности”, он осмелился на путь простоты, без синтетической подкладки и достиг удивительного равновесия между кожаной и лимонной нотами. Дом Hermes решил слегка смягчить интенсивность оригинальной формулы, изменив гесперидные ноты. Потеря, но вовсе не непоправимая. Успех интеллигентности, парфюм будущего. Великолепный флакон. На дамах: дневная туалетная вода. Избегать: до 18 лет. (Замечательный аромат. Один из немногих “кожаных” парфюмов, который играет ветивером, как шикарным веером. В 2003 году выпущен в новом флаконе, в рамках перехода Дома Hermes на единый флакон Caleche (Hermes) Некоторые великие альдегидные парфюмы возвращаются к нам настолько “модернизированными” после курсов лифтинга, солярия, шейпинга и похудения, что заставляют нас сожалеть об их бывших компонентах, которые делали их хоть и жирнее, но все-таки такими аппетитно пухленькими. Новая версия Caleche (Колесница, Коляска) в “шелке” духов настолько расплющена омолаживающими процедурами, что про неё можно сказать “просуньте мне её под дверью”. На грани недостоверной рекламы Eau d’Hermes (Hermes) Красивая и богатая мужская туалетная вода до недавнего времени была доступна только в головном бутике Дома Hermes. Такая же недешевая, как Mouchoir de Monsieur (Guerlain) и все же менее великолепная. (предполагаю, что ограничены продажи были лишь до переиздания этого творения великого парфюмера Эдмона Рудницка в позапрошлом году в честь юбилея Дома. Праздник дал всем желающим попробовать роскошь на вкус. Кожаная сумка, полная утыканных гвоздикой и корицей апельсинов. Мне очень нравится. Несмотря на то, что это одеколон, в нем заявлено не три: “голова-сердце-шлейф”, а семь слоев в пирамиде Hiris (Hermes) грустный ирис * Ответственность за несколько произведений искусства принадлежит Оливии Джакобетти, включая два аромата созданных для дома L’Artisan – Dzing! и Premier Figuier. Они действительно великолепны, так как Оливии удается отойти от своей обычной “подписи” в аромате: деликатные, цветочные с бледной кислой нотой, напоминающей одежду выстиранную со смягчителем ткани без запаха. Грустно, но Ирис, с нотой ирисового корня, добавляющей отдаленный ущемленный темперамент к общему эффекту аромата, принадлежит к этому контингенту. Ужасно. (ЛТ) Османтус Юннань (Hermes) молочный чай ***** Когда Эллена (теперь официальный парфюмер Гермеса) впервые создал мыльный замшево-абрикосовый запах цветка османтуса для Different Company, это было похоже на одну из простых, но прекрасных мелодий Маккартни, которая скорее всего имеет уличное происхождение. Эллена мог остановиться уже после этого. Все мы были бы счастливы. Но вместо этого во второй попытке создания османтуса он добавил в него слой подкопченного чая – и это могло бы превратиться в традиционный китайский османтусовый чай, что само по себе не плохая идея. Но Османтус Юннань также проявляет неожиданную молочную сладость на коже, она то и меняет запах который казался прохладным и был слышен с расстояния, он согревается и сидит близко ко коже. Можно сказать и так: вы будете наслаждаться и шлейфом османтуса, но он поманит вас и заставит искать его источник. Это парфюм чистого счастья. Если бы меня спросили до того как я попробовала Османтус, создал ли Эллена великий запах, я бы сказала нет и ошиблась бы. Османтус Юннань прекрасен от начала до конца, он особенный, его невозможно улучшить и его невозможно забыть. Это лучший запах, который Эллена создал до сих пор. Таня Санчес. Un Jardin en Mediterranee (Hermes) помидорная ботва *** Это был первый парфюм Эллена для Гермес (2003) и он был создан в странном переходном стиле, заимствуя элементы из различных миров: широко известные скрипуче-чистые цветочные ноты сегодняшнего дня (Pleasures и наследники); неуместную и громкую зеленую начальную ноту помидорных стеблей (впервые появилась в Красотке Риччи в 1996), которая дает представление о «срисованном с натуры» позднем стиле его работ для Гермеса, и странную цитату роскошного, но обреченного Feu d’Issey Jacques Cavallier. Любопытно что нота фокаччо, итальянского хлеба из Feu d’Issey превращает парфюм в солнечную абстрактную композицию, похожую на беспорядочные акварели Dufy. Со временем шаткий баланс нарушается и база становится банальной. LT Un Jardin sur le Nil (Hermes) древесно-свежий *** История создания этого парфюма, такая смешная, что нарочно не придумаешь, была рассказана Чандлером Бурром в Нью-Йоркере: в ней бедный Эллена уныло тащится в пятизвездочный отель в Египте за вдохновением, а с ним тащатся высокого уровня представители Гермеса. Результатом этого бессмысленного предприятия стало поразительно плоское, бесформенное, бледно-зеленое нечто, что сначала пахнет как новая клеенка для стола а затем переходит в приятную древесно-свежую базу. LT Jacomo Anthracite Homme (Jacomo) Возможно, на меня оказывают неправильное влияние флаконы Антрацита, которые, как и линия Silences этого же Дома, имеет форму гальки. В любом случае, мне кажется, что талант Дома Jacomo состоит в том, чтобы получать совершенно гладкие и округлые духи, даже когда они содержат острые и резкие ноты. Anthracite homme занимает завидное положение среди парфюмов в первую очередь за тот гармоничный ансамбль вокруг ноты библейского кедра, что Antaeus (Chanel) открыл первым – и на десять лет раньше. В Anthracite homme, этот Царь среди Кедров открыт со всех сторон и заметен во всей своей высоте, и украшен гирляндами из фруктов. Превосходен, как обычно. Между мужской и женской версиями трудно выбрать; Но без сомнения, компромисс реален: в четные дни Anthracite femme (Jacomo) Намеренно или нет, но интересная двусмысленность мрачного мужественного имени и красивой упаковки, напоминающей черные матовые формы самолета-шпиона, предполагает гранд-парфюм унисекса. Действительно, его могут носить и мужчины, и женщины. Люминесцентно сияющий и с турбокомпрессором, Anthracite – полупрозрачный и мелодичный парфюм, который играет на гармонии между фруктовыми нотами и нотой кедра, искусно собранными в переливчатом аккорде. Бархатистый, стойкий и сложный финал обладает чем-то от задумчивой атмосферы парфюма Je Reviens (Worth). Браво! На мужчинах: искренняя и сдержанная туалетная вода. На дамах: свежая туалетная вода. Избегать: шелковых карманов и вышитых гербов на блейзере Paradox (Jacomo) Красота не может быть просто красотой – как у людей, так и у парфюмов: парфюмы могут быть красивыми (Mitsouko), изящными (Calandre), великолепными (Joy), миловидными (Shalimar), сияющими (Tommy Girl), исключительными (Apres l’Ondee), ошеломительными (Angel). Читатель, бойся: парфюм Paradox – это, перефразируя чью-то цитату о музыке Скрябина, “почти невыносимое очарование”. Одно из свойств очарования – оно обезоруживает все попытки быть серьезным, и превращает все мои критические механизмы в груду дребезжащего барахла. И что еще больше раздражает меня, – то, что Paradox – даже не мой тип. Это еще один “фруктовый салат” из тех, что со времен Deci-Dela сохраняет хорошо оплачиваемые рабочие места парфюмерам. Но этот “салат” делает то, на что он не имеет никакого права: разбивает сердца. Рожденный музыкой, он стал бы Симфонией До Мажор Жоржа Бизе. Рожденный автомобилем, он стал бы Facel модели Vega Facellia. Рожденный самолетом, он стал бы 1959 Caravelle во флотилии Air France. В любом случае, идите и нюхайте Silences (Jacomo) Великолепный чистый и обтекаемый силуэт, зеленый, как стебли свежесрезанных цветов, и поддержанный белой металлической нотой. Этот парфюм очень искусно сделан, без преувеличения можно сказать, что Silences – это прекрасное творение в чистом и лобовом стиле 70-х годов. Возможно, со временем он потерял в загадочности, но сохранил характер. Очень стойкий и стабильный после свежего начала. Прекрасная черно-золотая упаковка, немного кичевая. На мужчине: предположительно утренний аромат, если он осмелится. На дамах: чудесный вечерний парфюм, чистый и зеленый. Jean-Louis Scherrer * Nuits Indiennes (Jean-Louis Scherrer) С таким именем не уснешь. Nuits Indiennes, полностью в духе других парфюмов Дома, – имеет аромат гладкий и размытый, с прекрасной нотой мандарина на основе ванильных полутонов в стиле Guerlain, скорее красивый, хотя вообще и наводящий скуку Scherrer 1 (Jean-Louis Scherrer) Парфюмы Дома Scherrer несут в себе исключительность и изысканность, которые никогда не приносятся в жертву сиюминутной моде. Scherrer 1 начинается очень зеленой нотой, и затем элегантно развивается в направлении довольно сдержанного перечного шлейфа. Ругать не за что, но и сказать особо нечего. Порицание имеет смысл, лишь когда оно не высказано дважды. Issey Miyake A Scent (Issey Miyake) **** ретро цветочный Ароматы Issey Miyake всегда были футуристичны и редко скучны, в результате чего, насладились взлетами и падениями с точки зрения успешности своих продаж, мой любимый (Feu d’Issey) стал одной из катастроф. Созданный прекрасным парфюмером Daphne Bugey и получивший претенциозное название, A Scent* это из ряда вон выходящий, почти сверхъестественный аромат. Все равно что бакелитовый телевизор, купленный на блошином рынке, вдруг проснулся и начал транслировать эстрадный концерт пятидесятилетней давности в черно-белом варианте. Вскоре вы осознаете, что это не что иное, как аромат в стиле «Шербургских зонтиков», очнувшийся из мертвых; классический, задорный, слегка кислотно-зелёный цветочный шипр в стиле Y от Saint Laurent. Почти не упоминается, что тем временем стоимость формулы упала в разы и , что современные версии свежей, воздушной классики обречены себя ощущать хоть и функциональной, но где-то подделкой. Совсем не ожидал, что Miyake возьмутся за ретро, но этот аромат очень хорош. LT / *Лука Турин интерпретирует название как «Аромат класса А» / * Eau d’Issey (Issey Miyake) Один из наиболее худосочных, схематичных и скелетоподобных среди всех современных парфюмов, содержащих металлический аккорд, этот, похоже, состоит из одного-единственного компонента. Раздражающий, как неясное бормотание соседского плейера в метро. Флакон и упаковка великолепны Karl Lagerfeld Chloe (Lagerfeld) С нотой туберозы, помещенной в правильное, очень классическое и элегантное окружение, Chloe кажется юной младшей сестрой бесстрашного классического парфюма Fracas (Piguet). В замечательной и весьма богатой конструкции имеется и мыльная грань, которая привлекает любителей необратимо шикарных парфюмов (среди которых и я тоже). Элегантный сферический флакон, с матовой пробкой в виде двух каллов KL (Lagerfeld) Оба парфюма KL, мужской и женский, напоминают друг друга своим пряным стартом, полным энтузиазма, но быстро переходящим в обычную (и даже сдержанную) рысцу. Женский KL включает весьма приятную ноту апельсиновой цедры. Мужской KL стоит в ряду приятных, но не очень выразительных парфюмов. Сделано неплохо, но бедновато Photo (Lagerfeld) Photo иллюстрирует помехи, которым подвергается красота, проходя через фотокопировальную машину или факс, и заставляет подумать о детской игре “Испорченный телефон”: нужно быстро передавать друг другу шепотом какое-то предложение, в конце концов получая что-то неразборчивое. При рождении, это был отличный аромат Green Irish Tweed (Creed), который, похоже, и создал эту ольфактивную формулу. Затем появился Cool Water (Davidoff), который взял эту формулу и добавил в неё хулиганский акцент. Во время передачи формулы к Photo, определенно, был шум на линии, и рецепт плохо прошел по факсу. Исходная идея – утопить прискорбно бедные искусственные ноты; единственный, кто всплывает на поверхность – летучий и нестойкий запах горячего бакелита, который напоминает о запахе в радиорубках былых времен. Похоже, что название парфюма тоже плохо прошло факсом: может, он должен был называться Radio? Kenzo Flower Essentielle (Kenzo) **** пудровый цветочн. Когда Francois Demachy покинул машинное отделение Chanel, чтобы курировать парфюмерию холдинга LVMH, наконец-то все из нас оценили его мастерство в полной мере. Его Escale a Portofino (Dior) задуман в основе своей одеколоном, то есть изначально не особенно оригинальным или удивительным, но тем более впечатляет, насколько прекрасно он выполнен, его богатая текстура и детали, благодаря которым это праздник – обонять его снова и снова. Flower Essentielle еще одно чудо такого же порядка, по сути своей ванильный цветочный, с уклоном в сторону мимозы, включает в себя (подобно первоначальному Flower) поразительную цитату Кароновских Royal Bain de Champagne. В чем его особенность – в том, что все его эффекты, начиная с пудровой взрывной волны верхних нот и заканчивая безмятежным creme anglaise* в базе, лежат внутри, под идеально гладкой, белой с желтоватым оттенком, поверхностью, обволакивая вас словно нежность гигантского размера. Essentielle является чудом и с технической точки зрения: пудровые эффекты были епархией гелиотропина до того, как в Евросоюзе ввели категорический запрет на его использование. Композиция Demachy каким-то образом его обходит, с помощью чего-то, что похоже на смесь ванилина, мускуса и гелионала. Все и каждый пытаются сделать это годами, но я вижу впервые, чтобы должным образом получилось. LT * «Английский крем» (состав: желток, горячее молоко, сахар, стручки ванили), используется в качестве десертного соуса Kenzo pour homme (Kenzo) Kenzo был одним из предсказателей новой, и по-моему, очень важной тенденции, которую хочется назвать “визуальной”, или даже “пространственной”. Освобожденные от всех “интерьерных” коннотаций: и “вкусовых” (ваниль, апельсин), и литургических (дерево, ладан) дополнительных значений, недавно синтезированные ноты раскрываются чрезвычайно сильно – в тонизирующую чистоту, которая ассоциируется с огромным небом и нетронутой природой. После терпкой фруктовой начальной ноты, Kenzo волшебным образом приводит к мощному запаху моря, йода и морских водорослей. Однажды побежденный этой неожиданностью, не успеешь моргнуть глазом – и ты на пляже где-то на побережье Атлантики, бледным тусклым утром. Панорамный и соленый парфюм, возможно, самый успешный в категории, известной как “скучные утомительные ароматы”. На дамах: днем. Избегать: смешивать с любым другим запахом Kenzo (Kenzo) Фруктовые зеленые ноты, некогда известные как “весна фруктов”, возбуждение начинающегося вечера, улыбка первой встречи: обещание скорой сладости и приятностей. Следуя мудрой природе, парфюмы со свежим началом согреваются интимностью. Синтетика останавливает часы на раскрытии нот “сердца”: так теперь делают терпкие и застывшие духи. Kenzo сел на ту же мель, что и Jardins de Bagatelle (Guerlain), потому что нельзя цитировать природу, не следуя её законам: юность стала маской, улыбка застыла, остались лишь горькие фрукты. Должно быть, очень грустно – весело насвистывать в три часа утра Krizia Moods homme Moods homme, это YSL (Saint Laurent) после пожара, все почернело и обуглилось, апельсины и шипровый аккорд стали смолистыми, бальзамическими и жжеными. И в то же время, обожженные балки элегантного строения еще можно узнать. Удивительный и приятно медицинский парфюм, ароматный аналог желтого ореха пальмы катеху (компонент бетельной жвачки). На дамах: анти-офисный аромат, срыв собеседования Moods femme Эта пара парфюмов от Krizia наводит на мысли о тех райских птицах, у которых самцы и самки словно принадлежат к разным видам. Женский парфюм, без сомнения, был сделан в технике “Живой цветок”; после первого фруктово-земляничного аккорда оживают лимон и банан, растущие на бело-желтом горизонте цветов (напоминающих жасмин), четких и сочных настолько, будто держишь цветы в руках. Трудно судить об этой картине, ибо весь интерес в “красках картины” (ингредиентах парфюма): Moods – это гиперреалистичный парфюм, одновременно и намеренно очевидный по сюжету, и маниакальный по точности. Менее всего Moods является тем парфюмом, что заменит вам незаметный цветок-бутоньерку в петлице Teatro alla Scala Родственник великолепной категории метисов: Пряных Восточных ароматов, Teatro alla Scala мягко и исподволь достигает цветочно-перечного и чуть флуоресцентного богатого наполнения. Его сильные стороны: симфоническое начало (звучит скорее духовая секция оркестра) исполнено энтузиазма и развивается не вульгарно. Вся категория может гордиться этим парфюмом для особенных вечеров. Роскошный флакон в стиле Арт-Деко, как для духов, так и для туалетной воды. Парфюм не продается во Франции, покупать в Италии. Избегать: тотально рыжим и веснушчатым, стразы и пайетки не носить. Lancome Poeme – противно-цветочный * Великий парфюмер Guy Robert однажды поделился со мной своими мыслями о причине популярности шипров, которая не в последнюю очередь обязана тому, что они прекрасно сочетаются с едой и вином. Это натолкнуло меня на следующие размышления: Назовите три запаха, которые с едой не сочетаются. Легко: Amarige, Spellbound и Poeme. Что в них общего? Они ревут, как заводская сирена, усиленная в десять раз. Они настолько вопиюще, ужасно химические, что ваш нос посылает мозгу сигнал: «Спасайся бегством, если хочешь остаться в живых». Poeme вышла через пять лет после двух других упомянутых парфюмов, и за это время Jacques Cavallier выяснил, как повысить ставки: он соединил самое ужасное в Amarige (омерзительная тубероза) с самым отвратительным в Spellbound (пятно нефти тройной дистилляции) и добавил новую однозначно неприятную, перечно-цветочную ноту хризантемы, его собственное изобретение. Очень немногие парфюмы воняют прямо из флакона, перед распылением, сразу же после того как вы вскрыли коробочку. Рoeme один из них. Sagamore Приятная мужская туалетная вода, из линии имбирно-пряных парфюмов, начатых L’Homme (Versace), менее оригинальная и более нежная. Не заставляет страдать – ни своим наличием, ни отсутствием. Tresor Гомогенный, насыщенный, удивительно бархатистый, лишенный мягкого свечения классических парфюмов, Tresor прошивает туман запахов и ароматов, как оранжевая лампа на крайней точке пирса. При первом же прикосновении к аромату, чувствуешь, что имеешь дело с закрепленной и твердой, как скала, точкой отсчета: если она изменит свой цвет или расположение, то значит, мир перевернулся, упала тьма – или нос “съехал”. Вскоре становится понятно, что без привлечения какой-то совершенно новой ноты, Tresor сумел успешно собрать безнадежно сложный паззл из новых запахов, оставшихся лишь кусочками у других. Затем сокрушенно жалуешься на новые синтетические парфюмы, появляется ностальгия по прошлому. Думаешь, что Tresor приукрашивает наши воспоминания, что время обладает избирательным свойством, оставляя в памяти лишь лучшее, а нововведения иногда приводят к ошибкам. Начинаешь урезонивать себя: искусство меняется, хотим мы этого или нет, и было бы несправедливо не приветствовать красоту Tresor салютом лишь по той причине, что он – новый парфюм. И, после этого, не откладывая более, заключаешь: нравится. Люблю. L’Artisan Drole de Rose (L’Artisan) фруктово-фиалковая. **** Этот бледно-розовый флакон содержит яркий девичий аромат: сладость роз и старомодного пудрового гелиотропина и современная свежесть. Это прекрасная альтернатива тем фруктово-конфетным запахам, которые мы слышим повсеместно, и самый простодушно-радостный запах, который Оливия Джиакобетти когда-либо создала. Рекомендуется носить его и напевать: «I feel pretty, oh so pretty…».(Таня Санчез). Dzing! (L’Artisan) ванильный картон ***** Оливия Джиакобетти проявила вся мощь своего изображния и изобретательности и Дзинг! – это произведение искусства. Дзинг! пахнет бумагой, и вы можете долго гадать что это: картонные коробки для посылок, оберточная бумага, старые книги, запах конверта когда вы лижете клей на нем, или что-то еще. Понятия не имею, был ли это запах ее целью и еще меньше я понимаю как она этого добилась. Лигнин – вещество предотвращающее вытевание сока из дерева на месте среза – это полимер, структура которого напоминает ванилин. Когда бумага из древесины хранится годами, это вещество начинает разлагаться и придает замечательный запах бумаге. Таким образом провидение ответственно за запах старых книг напоминающий абсолю ванили хорошего качества, подсознательно вызывающий голод к знаниям во всех нас. Артизан по каким-то неизвестным причинам собирается прекратить выпуск этого парфюма. LT Тимбукту (L’Artisan) ***** Когда я впервые попробовал Тимбукту в бутике Артизана, я совершил ошибку понюхав сначала своих старых любимцев Дзинг и Ванилия. Пока я дошел до Тимбукту, мой нос потерял чувствительность и он показался мне очень слабым, почти без запаха. Тем не менее я унес пробирку домой. Как же я ошибался! Мне кажется Тимбукту – это первый шедевр новой школы, которую я по аналогии с nouvelle cuisine назову nouvelle parfumerie. Эта школа, к представителям которой можно отнести Ellena и Bertrand Duchaufour, характеризуется совершенной прозрачностью, большой концентрацией натуральных компонентов высокого качества, и может сравниться с оркестром в котором отсутствует ударная секция. Эта оркестровка из струнных и духовых инструментов производит парфюмы, которые никогда не кричат. Тимбукту начинается поразительно мелодическим и трогательным аккордом из ветивера, сандала, и благовоний, который кажется очень тихим пока вы не поймете, что как и современное музыкальное оборудование, способное наполнить музыкой любую комнату, один пшик Тимбукту наполнит ваш дом странным, ощутимым, но почти незаметным мерцанием этой древесной свежести. Я никогда не слышал парфюма, который бы имел такое воздействие своим излучением. Главный аккорд Тимбукту достигает того, что я считал невозможным: это сухая деревяшечная нота без намека на современные синтетические материалы в базе. Bertrand Duchaufour объяснил это тем, что он использовал редкое эфирное масло из Индии – Capriol. После тестирования масла, я пришел к выводу, что его добывают из растения Cyperus scariosus, запах его очень особенный – это ноты дыма (горящего дерева), но без намека на смолу и жирность, это запах быстро сгоревшего дерева на костре. Но Duchaufour был скромен: ни один натуральный компонент не создал парфюмерного запаха, это дело парфюмера умело выстроить композицию Тимбукту – единственный из современных запахов, который повторяет, хотя и совсем по-другому, эйфорическую свежесть, которая была впервые разлита в бутылки в 1888 году, бессмертный Фужер Рояль парфюмера Paul Parquet. LT Vanillia (L’Artisan) ванильная сахарная вата ***** Существуют вещи вульгарные в плохом смысле (Bad Vulgar) – сумки Луи Виттона, натуральная деревянная отделка нового автомобиля. Есть вещи вульгарные в хорошем смысле (Good Vulgar) – языки пламени, нарисованные на двигателях самолетов. И существуют великие вульгарные вещи – это Ванилия Артизана. Жан-Франсуа Лапорт был, как впрочем и всегда, впереди всех в 1978 году, когда он добавил запах сахарной ваты (этил-мальтол) к его новой амбровой ванили и заставил его звучать в 10 раз сильнее, чем кто-либо отважился до него. За 30 лет никто даже не приблизился по звучанию к свободной, веселой, неистовой Ванилии. Это если бы Шалимар встретил Энди Уорхола и стал счастливие и trashier. Этот парфюм совершенно избавлен от всяческого шика, и это самый чистый экземпляр летнего запаха. Рекомендуется с банановым мороженным, загаром, и очень громкой музыкой. А приобрести утонченность всегда можно потом. LT Leonard Balahe (Leonard) Все парфюмерные творения Дома Leonard заслуживают большей известности, чем они имеют сейчас. С хорошей дистрибуцией и без большой рекламной шумихи, упакованные в стиле “ретро”, сделанные очень богато, и в основном из естественных ингредиентов, парфюмы от Leonard упрямо продолжают великие французские традиции. Особенность Leonard состоит в том, чтобы обнаруживать неожиданные интересные грани в тех областях, в которых, казалось бы, уже все давно известно. Balahe, например, создает себе свое место в промежутке между чувственной атмосферностью L’Heure Bleue (Guerlain) и в парчу и золото одетой Habanita (Molinard). Если бы в природе существовал гигантский апельсин пурпурного цвета, без сомнения, он вошел бы в композицию Balahe. Гранд-парфюм. Удивительный черный флакон в стиле “китч”, застрявший в расщелине фрактальной скалы. Парфюм лучше, чем ЕдТ или ЕдП. На мужчине: безукоризненное равновесие перца и сахара, в малых дозах. На дамах: дневной парфюм Leonard (Leonard) Парфюмы этого Дома демонстрируют исключительную тщательность в поиске оригинальных пряных нот для “сердца” ароматов. После приятного шипрового раскрытия, Leonard обнажает очень особенную ноту ириса, напоминающую очень дорогую школьникам древесину кампеш (черный (синий) сандал, сандальник, Наетаtoxylon campescanum, используется для окрашивания). Шлейф прекрасный, но не очень выдающийся. Элегантный, богатый, сложный и не агрессивный, этот малоизвестный парфюм заслуживает возвращения Tamango (Leonard) Верный стилю Leonard (цветочные ноты сердца – богаты и изысканны), Tamango внесен в скульптурную фигурную линию Rive Gauche (Yves Saint Laurent), хотя и в менее мыльном, более жарком и натуральном виде. Для тех, кто любит стойкую “металлическую” ноту, но в немного более “пушистом” и подходящем для мехов окружении. Очень красивый парфюм. На мужчине: отлично будет звучать нота приперченного ириса, при сдержанном нанесении. На дамах: дневной парфюм. Maitre Parfumeur et Gantier Iris Gris (Maitre Parfumeur et Gantier) Командуя своим новым Домом (созданный им ранее парфюмерный Дом L`Artisan Parfumeur Жан Лапорт просто продал, как реальный капиталист. И тут же создал новый: Maitre Gantier et Parfumeur. Мастерство не пропьешь, а формулы популярные он в голове унес с собой), Jean Laporte воссоздал серию мужских туалетных вод, основанных на прекрасных цветочных и древесных нотах. Iris Gris (Серый Ирис) начинается цитрусовыми и пудровыми нотами: изысканно, приятно и сбалансированно. Прекрасно его сердце, несомненно “серое” и фруктовое. В шлейфе он немного уменьшается в объеме и возможно, становится менее богат, чем можно было ожидать. Честно сделанная сдержанная туалетная вода. На мужчинах: непринужденно и расслабленно. На дамах: свежая и утонченная дневная туалетная вода. Но какая кощунственная идея! – использовать название одного из величайших парфюмов всех времен и народов, некогда снятого с производства Домом Jacques Fath Jardin Blanc (Maitre Parfumeur et Gantier) Если жасмин Acasiosa (Caron) был сыгран на золотой поперечной флейте, то Jardin Blanc – на свирели, и невозможно понять одно отдельно от другого. В ходе цивилизации развитие музыкальных инструментов и изменение цветочных эссенций часто идут в одном направлении: сокращение дополнительных гармоник и изъятие резкостей-шероховатостей, не обязательно через упрощение, но через выстраивание иерархических ценностей (какая нота главней), через субординацию – для большей чистоты тона нот, но при этом получая отсутствие “личности”, “характера”. Однако, представление о материале часто связывают с его мизерными несовершенствами, “изюминкой”. Мне не известно наверняка, использовалась ли при изготовлении Jardin Blanc техника “Живой Цветок”, чтобы получить весь спектр аромата живых цветов (а не только его масло), но это именно один из тех редких “белых цветов”, которые я знаю, вызывающих легкое щекотание в гортани, и словно говорящих “Вот это – настоящий цветок”. Очень цветочный и прямой парфюм, скорее дневной аромат Fleurs des Comores (Maitre Parfumeur et Gantier) Жан Лапорт, в своем предыдущем воплощении (под именем l’Artisan Parfumeur) уже сотворил гениальный парфюм Vanilia: самый чистый оптимизм, когда-либо заключенный во флаконе. Fleurs des Comores (Цветы Коморских островов) продолжает эту тему не менее эйфорично, усиливая фруктовый аккорд и добавляя в шлейф анималистичных нот, а с ними и шарма. Версия, словно нарисованная аэрографом, менее танцевальная, но более мягкая и дорогая – Bois des Iles (Chanel). Можно составить “тонизирующий комплект”: парфюм Fleurs des Comores, вместе с компакт-диском “Mendelssohn’s Greatest Hits” и ключами от кабриолета Alfa Romeo Duetto – и запустить его в свободную продажу. Для потрясающей женщины Or des Indes (Maitre Parfumeur et Gantier) В парфюмерии существует мощный, непосредственный и волнующий музыкальный «инструмент», звучащий словно аккорд на органе. С исчезновением великолепного парфюма Shaina (Atelier Delteil), этот великий Глас Человеческий хранил молчание. Чудесная неожиданность! Он вернулся и зазвучал вновь, не утеряв ничего из своего полифонического богатства и неистощимого дыхания. Or des Indes, возможно, вообще поменьше, более полон пудры и более натурален, но сохраняет в то же время бальзамически-пряный баланс, который делал Shaina одним из тех редких парфюмов, что сочетают чувственность и непорочность. На даме: превосходный вечерний парфюм, богатый и насыщенный. Избегать: чересчур прозрачных нарядов Racines (Maitre Parfumeur et Gantier) Ветивер – это виолончель парфюмерии, одновременно нежно-ласковая и басовито-сиплая. Довольно редко она бывает выражена верно и со всем своим богатством. Парфюмеры довольно часто используют ветивер, сглаживая его углы, убирая ноты сухой земли и переломанных веток. Они понимают: не всем нравится его звучание, посередине между древесными нотами и пачулями. Jean Laporte преуспел в создании наиболее верного ветивера современной парфюмерии, окружив его не древесной, а мягкой фруктовой нотой, которая поддерживает звучание ветивера, не зажимая и не стесняя его. Плюс к этому, в отличие от многих других, аккорд стойкий и стабильный. Прекрасный успех. На дамах: дневной или спортивный парфюм. На мужчине: сдержанно, утренний тоник. Rose Muskissime (Maitre Parfumeur et Gantier) Среди “Времен года” концертирующего ныне нео-барочного стиля, который на наше счастье придумал Jean Laporte, уже есть Апрель – Mures et Musc (l’Artisan Parfumeur) и Август – Vanilia (l’Artisan Parfumeur). Парфюм Rose Muskissime принес нам месяц Июнь, большую корзину спелых ароматных плодов. Не ищите здесь лишь мускус и розу: несмотря на свое название, Rose Muskissime сильно пахнет персиками, манго и плодом страсти (пассифрут). От многочисленных тощих подобий его отличает замечательная слитность перехода нот по всей линии развития парфюма, от кисловатого неагрессивного начала, к бархатистому сердцу, и до стойкого пудрового шлейфа. Прекрасный парфюм. На дамах: носить словно разноцветную фантастическую бижутерию. Избегать: пестрого стиля “натуральной природы”. Vocalises (Maitre Parfumeur et Gantier ) Одно из нововведений Jean Laporte состоит в переплавке начальных нот парфюма. До последнего времени, начальные ноты зачастую были бесцветными и незначительными, были вуалью. Как занавес на сцене – обычно не на что посмотреть – начальные ноты очень часто использовались, чтобы прикрыть сцену и декорации. Jean Laporte разрушил эту традицию, внеся в свои парфюмы настоящую оркестровую “увертюру”, иногда вскипающую, иногда чувственную, но всегда захватывающую и непосредственную. Например, Vanilia (Jean Laporte) была очень “увертюрной”, в духе увертюр Моцарта, которые слушаешь, даже не слушая потом саму оперу. Vocalises – парфюм завершенного искусства, венец творчества, некая ретроспектива всех успешных творений своего создателя в миниатюре, совершенное соединение всего достигнутого; мы сразу проникаем в поднимающее аппетит пространство, горячее и пряное; атмосфера неуловимо просветляется, проходя сначала сквозь фруктовые, а затем цветочные ноты, совершенно оттеняющие друг друга; Финал – роскошный баланс между цветами и фруктами, вызывающий своим дынным аспектом незабвенный Grain de Sable (Nicky Verfaillie) – но более богатый и сбалансированный. Успех, вне всяких сомнений. На дамах: живой и свежий. Miller Harris Cuir d’Oranger (Miller Harris) древесно-восточный *** Картина апельсинового дерева-мутанта, покрытого кожей несколько тревожна, но по крайней мере она позволяет представить себе, как должен повести себя этот запах. Совсем не плохой, но, главным образом, интересный как вариация Habit Rouge, заставляющая задуматься опять насколько ограничено поле его деятельности. Некоторые запахи, как Шипр, открывают территории, размером с Россию, в то время, как некоторые (Pleasures) – только с Францию, в которой находится место всего дюжине провинций. Habit Rouge больше похож на Сан Марино: только немного промахнитесь на повороте, и вы в Римини. (Лука Турин). Figue Amere (Miller Harris) горько-зеленый ** Не знающий границ аккорд гальбанумных изоквинолинов настолько горько-зеленый, насколько это вообще возможно. Может быть интересен в плане ностальгии, т.к. прекрасно воссоздает первые пять минут звучания оригинального Vent Vert. За исключением этого, впоследствии ничего особо не происходит. (Лука Турин). L’Air de Rien (Miller Harris) Khyber pass (Хайберский проход) **** Чудовищная с ветром в голове Джейн Биркин (ужасная певица, отвратительная актриса, тридцаль лет во Франции, а у нее все еще акцент, будто только вчера сошла с парома Фолькстоун) якобы не могла найти парфюма по своему вкусу, и Миллер Харрис ей такой сделал. Если прожив вторую половину 60-х на полную катушку, вы не можете ничего вспомнить об этом времени, этот запах освежит вашу память. Он пахнет пьяными поцелуями, выдохшимися благовониями, поднимающимся туманом и грязными трусами. Я его обожаю. (Лука Турин). Noix de Tubereuse (Miller Harris) розовая тубероза ** Туберозовая жвачка, не представляющая особого интереса ни как цветок, ни как сладость. (Лука Турин). Terre de Bois (Miller Harris) чистый (свежий) ветивер ***Несмотря на глупое, не вызывающее ничего в памяти, кодовое французское название, это весьма приличный, натуральный, долгоиграющий ветивер с лимонно-травяным привкусом. (Лука Турин). Molinard Isles d’Or (Molinard) Натуральный, аппетитный, ванильный, Isles d’Or производит впечатление прозрачного и текучего изобилия, как музыкальная фраза оркестра, вернувшегося к основной теме после каденции солиста. Не будучи очень оригинальным, он вносит уникальную звучность, “истинное звучание”, которое присуще ныне лишь Великим Домам, использующим наилучшие и натуральные парфюмерные компоненты. Рекомендую. Существует также в форме твердых духов, редкой форме парфюмерии, не содержащей спирта, что является отличительной особенностью Дома Molinard. Для тех, кто любит аромат ванили, и предпочитает гранд-парфюм чистой ванильной эссенции Habanita (Molinard) Солнечная, пряная, чудесно естественная, чувственная без тяжелых нот, Habanita -юная беглянка из мира традиционной парфюмерии. Как Bal a Versailles (Jean Desprez), Habanita появляется внезапно и захватывает общее внимание своей радостной и сильной красотой. Неожиданная и гармоничная, как сочетание перца с клубникой, она могла показаться и “вульгарной” тридцать лет назад, когда её причисляли к парфюмерии “дорогих мехов”. Habanita покинула заточение удивительно юной, эдакая танцовщица фламенко, все более прекрасная и радующаяся жизни вдали от сцены долгие годы. Всё, что она утеряла – это шанс снова стать известной. Недавно Дом Molinard, похоже, “обновил” этот парфюм, чем отнял у него часть шарма. На мужчине: утонченно, жаркая и пряная туалетная вода. На дамах: альтернатива другим пряным ориентальным ароматам. Избегать: тех ошибок, что стоили Ему когда-то так дорого (меха, красные костюмы и т.д.) Madrigal (Molinard) Достопочтенный грасский Дом Molinard особенно известен своим экстраординарным парфюмом Habanita, но большего признания заслуживают и другие его творения. Madrigal построен вокруг очень естественного аккорда, приятно диссонирующего цветочной нотой и немного “сенной” нотой липового цвета. Особенный характер аромату придает то, что эти две составляющие аккорда отдают дань уважения – классике цветочных женских парфюмов и мужским “фужерам” соответственно. В сумме получается нечто легкое и травянистое: представьте полевой цветок, скромный и живой, чьи целебные свойства скрашены его незаметностью. Необычный и очень интересный парфюм. Также имеется в форме твердого парфюма на основе воска. На дамах: оригинальный дневной парфюм. На мужчине: элегантно и смело Molyneux Initiation (Molyneux) Верный своим традициям очень хорошего вкуса, исключающего крикливость, Дом Molyneux произвел для нас тонкий и сложный парфюм, интересную интерпретацию двух тем, принадлежащих разным эпохам парфюмерии. Аромат открывается в плавной белой тональности. Шлейф – пряный аккорд удивительного богатства и насыщенности. Очень гармоничный и приятный, этот парфюм не может наскучить. Парадный дневной парфюм, сдержанный и относительно необычный Lord (Molyneux) Можно любить или ненавидеть его, но на эти чувства сначала надо осмелиться. Как Yatagan (Caron), Lord для классических мужских парфюмов является тем же, чем духовая группа является для струнного оркестра. Там, где Ятаган звучит саксофоном тмина, Лорд после очень краткого приветствия гесперидных нот, напоминает скорее тубу, с низким и чуть лекарственным запахом изрядного стога сена. Эта удивительная нота очень громогласна, не будучи вульгарной. На главных героях фильмов Мелвилля (Jean-Pierre Melville, отец французского гангстерского кино, 50-е годы 20 века) Molyneux будет выглядеть отставшим от времени. Если Вам нравится, поторопитесь приобрести, пока не столько чересчур поздно Quartz (Molyneux) Quartz берет прекрасный старт радужным и фруктовым лимонно-мандариновым аккордом с приятно тонизирующим эффектом. Это живое аллегретто в парфюме непродолжительно, и затем в Quartz проявляется сдержанная нота, напоминающая Vivre (Molyneux), менее богатая, но вполне приятная. Короче, это свежий аромат, ближе к изысканному одеколону, нежели к подлинному парфюму. Название Quartz странно контрастирует с немного китчевой упаковкой, без единой кристаллической грани. На дамах: если ваше послание звучит как “Прекрасная погода, не правда ли”. На мужчине: утренняя туалетная вода. Vivre (Molyneux) Vivre – это третья Грация в абстрактной скульптуре 70-х. После мраморных изгибов Chamade (Guerlain) и стального корпуса Rive Gauche (Yves Saint-Laurent), дело дошло до совершенно другого материала: он прозрачный и зеленый, как кристаллизованный дягиль, холодный и податливый, как переплавленное матовое стекло. Ему придает особенный шарм его масштаб, очень легкомысленно сокращенный по сравнению с его сестрами: некоторые предметы роскоши прекрасно выглядят в размере “одна седьмая”, как если бы то же количество взрослой красоты разместить в подростке, этим соответственно увеличив концентрацию прекрасного. Он дорого заплатил за свою скромность: Vivre остается практически конфиденциально-неизвестным парфюмом, страдая от общего не-самого-роскошного имиджа Дома Molyneux и относительно безмолвной рекламы. На мужчине: нужно отважиться, но Фортуна улыбается смелым. На дамах: утомленным сильными запахами, дневной парфюм. Montana * Eau d’Argent/Or/Cuivree (Montana) Я признаю, что негативно предубежден по отношению к модульным духам, которые мне кажутся типичным продуктом одинокой маркетинговой мысли. Никому не нужны сразу три парфюма: для утра, дня и вечера в одной коробке. Впрочем, достаточно трудно изготовить только хороший парфюм, без напрасного усложнения задания (французы, видать, тоже любят свою жизнь поусложнять!). Исходя из этого, три этих воды от Montana вполне приятны. Чтобы понять их общие идеи, они напоминают соответственно Apres l’Ondee (Guerlain, все пропорции сохранены), Eau Parfumee (Bulgari) и Eau du Navigateur (L`Artisan Parfumeur). Оценка может быть дана базовому аккорду, одинаковому у всех трех, он вполне хорош и корректен, но вместе эта троица не представляет большого интереса Montana Homme (Montana) В своем роскошно безвкусном флаконе а-ля “воплощенный макет горного пика” живет этот угловатый, мрачный и синтетический парфюм, обвивающий мускатно-кориандровый аккорд, с длинным кедровым шлейфом удивительной стойкости. Жесток, но хорош Parfum de peau (Montana) В одном из наиболее красивых флаконов последнего десятилетия заключен неудачный парфюм, который замечателен лишь своей простотой. Дело в модной флуоресцентной ноте, использованной довольно интенсивно, но к счастью – она недолговечна. Нота явно атакует нос, и делает его неспособным чувствовать что-либо еще; её единственный и сомнительный интерес – с силой бить, словно молотом, цветочно-животным аккордом такой интенсивности, что трудно поверить. Поучительно слушать аромат Montana в контексте натуральных ароматов, например, кофе и круассанов: чтобы понять, что он совсем не способен смешиваться с жизнью. Трудно представить его где-либо, кроме спальни с зеркалами на потолке Parfum d’Elle (Montana) Чем меньше, тем лучше. Как и его предшественник, Parfum d’Elle живет во флаконе, напоминающем об архитектуре футуристического лыжного курорта. Этот простой, почти наивный парфюм, дитя противоестественного союза между живой и свежей розой – и хелионалом, этим морским монстром парфюмерии, заливающим всё своей соленой нотой моря. Результат, сорт полусоленого масла, ароматизированного цветами, одновременно удивляющий и натуральный. Используя его, вы сами увидите, достаточно ли богата формула, чтобы поддерживать интерес Nina Ricci * а Deci Dela (Nina Ricci) Deci Dela проявляется светотенью пудровых и спелых нот, которые напоминают о парфюмах, бывших в моде 20 лет назад, затем парфюм постепенно молодеет, чтобы завершиться фруктовыми терпкими фанфарами абсолютно в современном стиле. Приятный и хорошо исполненный парфюм. Очень красивый флакон L’Air du Temps (Nina Ricci) Женские парфюмы от Nina Ricci напоминают героинь любовных романов: им восхитительно идут белые вечерние платья, на стр. 67 они в первый раз целуются с великим хирургом, на стр. 231 солнце заходит за скалы Капри, короче, все хорошо. L’Air du Temps – очень красивый парфюм, нежный, цветочно-пудровый, сделанный для тех, кто способен беспричинно расплакаться, слушая Лунную Сонату Ricci Club (Nina Ricci) Ricci Club продвигает ориентальную формулу, торжественно открытую парфюмом Le 3e Homme (Caron), до её крайних пределов. После очень прекрасной грейпфрутовой ноты в начале, Ricci Club развивается в горячей, насыщенной и летней атмосфере. Прекрасный парфюм, немедленно понятный, многоцветный и горько-сладкий, как корзина экзотических фруктов. Возможно, сейчас (в 1994 году) немного заношенный и часто встречаемый. Paco Rabanne Calandre (Paco Rabanne) Calandre (Певчий жаворонок) был первым парфюмом, в котором появилась экстраординарная синтетическая нота, смесь горькой и жирной нот, которую называют “металлической”. Облегающий и космический, как медная кожа ангела, Calandre уравновешивает “металлическую” горечь медовой нотой. В свое время Calandre был открытием, но позже, после выхода своего преемника Rive Gauche (Saint Laurent), стал играть роль томного полурослика (хе-хе!). По прошествию времени стало ясно, что эта теплая и подернутая патиной интерпретация была чрезвычайно верной и точной. Гранд-парфюм. На мужчине: приятный и совершенный в очень-очень маленьких дозах. На дамах: любительницам кича семидесятых годов, или родившимся после 70-х Calandre (Paco Rabanne) ***** альдегидный цветочный Несколько лет назад французский парфюмерный мир, обеспокоенный сходством Nirmala by Molinard c Angel и невозможностью зарегистрировать право собственности на обычно секретную формулу, попытался организовать комиссию экспертов, которая бы решала является ли парфюм копией. Идея провалилась при попытке разрешить проблему Rive Gauche: RG был выпущен годом позже Calandre (1969) и был настолько схож, что даже парфюмер мог бы на какое-то время перепутать базы, понюхав их порознь. Тем не менее, RG был во многом лучше Calandre – богаче, темнее, сложнее. Необъяснимым образом, тогда как парфюмеры были единодушно позитивны в оценке Rive Gauche, мнения о Calandre разнились от уничижительного (неразбериха) до чрезмерных похвал (великолепно простой). Развитие событий, по моему мнению, сыграло в пользу Calandre. Изменения формулы Rive Gauche слегка размыли структуру, которая делала его запоминающимся, тогда как эта структура сохранилась целиком в менее изукрашенном Calandre. Покупайте сразу много, пока и его тоже не изменили. LТ La Nuit (Paco Rabanne) La Nuit – это не простой парфюм. Его разношерстное и диссонирующее начало удерживает интерес, так же, как перед концертом мы получаем удовольствие, слушая, как оркестр настраивает инструменты. Диссонанс усиливается со вступлением солистов: верх берут кисловатые и немного густые ноты. Признаю, что ошибался в своем мнении об этом парфюме, высказанном в предыдущем издании этой книги – я считал, что он плохо сделан, нет, его просто трудно носить. Для молодой беззастенчивой женщины этот его дешевый и напыщенный аккорд может выглядеть соблазняюще. Paco Rabanne Pour Homme (Paco Rabanne) После свежего и чистого начала, Paco Rabanne Pour Homme берет курс в сторону ноты, которая среди мужских парфюмов, как эстрагон в ароматических травах: немедленно узнаваемая, слегка зазывная, немного дурманящая, нечто вроде ароматического бемоля (смягченная травяная нота). Хороший новатор своего времени, и один из очень уважаемых “мужественных” канонов жанра. Сегодня чересчур связан со своим временем, и возможно, немного заношен, но все равно отлично сделан. Избегать: служащим, близким к пенсии. На дамах: выгодная замена некоторых “экологических” мускусных ароматов * XS (Paco Rabanne) Банальное и очень запоздалое повторение всех трафаретов современной мужской парфюмерии. Прекрасный флакон, но парфюм, как верно гласит его название, очень мал (игра слов: XS по замыслу создателей читается как Excess; Турин читает XS как размер на одежде, extra small). Pascal Morabito * Nagada (Pascal Morabito) Второе поколение синтетических свежих и фруктовых ароматов пытается обогатить свои резкие ноты сладким шлейфом. Nagada выбрала способ съедобного услащения, в сухой форме, подобной ароматизации жестких трубочных табаков медом. Результат одновременно и пронизывающий, и приглушенный, как тембр свистка, берущего две ноты. Хорош и интересен Or Noir (Pascal Morabito) У мужчин, обоняющих дамский парфюм Or Noir, должно складываться впечатление, словно их встречают, как героя на тихоокеанском острове: все начинается энтузиазмом и изобилием цветочной фарандолы (гардения, роза, жасмин, нарцисс, фиалка хороводом), затем надо пропустить на два пальца крепкого горячительного, чтобы закружилась голова, но при этом избежать опьянения, закусив масляной корочкой от пирога. Ноты шлейфа очень сливочные (сказываются ваниль и иланг-иланг) и целомудренные. Этот парфюм – один из наилучших в категории «Цветочный Букет». Как и Jazz (Yves Saint-Laurent), Or Noir выпускается также в версии “Prestige”. Она выпускается в подписанном и пронумерованном позолоченном флаконе, инкрустированном четырьмя ониксами в передней части, лежащим в ларце для драгоценностей, обтянутого зеленой замшей, по цене ненамного меньшей, чем дорожный чемодан той же фирмы Or Black (Pascal Morabito) Мужской парфюм Or Black интересен по нескольким причинам. Прежде всего, он достигает экстремальной точки мужской парфюмерии, будучи лишен мельчайшего атома сладости или мягкости: мрачный, сухой и даже вяжущий, как кожура зеленого ореха, он представляет собой северную грань Кожаных Шипров. Далее, довольно редкая штука в мужской парфюмерии, он выполнен в натуральной роскошной манере, и ни одна химическая нота не мешает его прекрасной и прозрачной сбалансированности. И наконец, сочетание перец-альдегиды напоминает своей филигранной работой женские Гранд-Парфюмы, типа 1000 (Patou). Похоже на ситуацию, если бы вдруг стало известно, что у Мерилин Монро был брат – бандит из Калабрии. Линия Pascal Morabito принадлежит к немного кичевой роскоши, но не очень серьезной. Существует даже версия Or Black (Черное Золото) в посеребренном, подписанном и пронумерованном флаконе с окошком! Отлично подойдет дамам. Избегать: водительских перчаток, черных джинсов и черной кожи Paloma Picasso * Minotaure (Paloma Picasso) Minotaure, как Globe (Rochas) и Witness (Jacques Bogart), это парфюм, лишенный центра, выстроенный вокруг аконтрастного аккорда. Идея доведена до своего экстремума: сухой и голубоватый синтетический кедр, словно дым ладана в неком легком и прочном объеме, когда-то ранее служившем складом для сухофруктов и бальзамических смол. Результат – нечто вроде схематичного Sublime (Patou), один из лучших ароматов для мужчин последних лет. На дамах: как высушенная галета, сделанная из Sublime (Patou), дневной парфюм Paloma Picasso (Paloma Picasso) Не будучи особенно удивительным, парфюм Paloma Picasso – наполненный, богатый, искусно и совершенно исполненный, в приятном стиле “мадам”, с небольшим штрихом насыщенных и прозрачных цветов, напоминающих о безвременно ушедшем Nombre Noir (Shiseido). Прекрасный успех. На дамах: элегантных и энергичных. Избегать: чрезмерной роскоши. Parfums Delrae Amoureuse (Parfums Delrae) **** зеленая лилия Delrae был одной из компаний, прямо отказавшихся присылать нам парфюмы, поэтому их не было в нашем первом Гиде. Но, несмотря на небольшую дистрибуцию, Delrae, по определению, работает в публичной области, поэтому мы смогли получить свежие образцы другим способом. Творения Michael Roudnitska для Delrae – это хорошо сделанная классическая парфюмерия, где каждый компонент энергично тянет в общем направлении. Обратная сторона такой энергичности состоит в том, что парфюмы Delrae говорят уверенно и чересчур громко, как если бы были слегка навеселе. Amoureuse начинается восхитительно сложными и реалистичными цветами (лилией), затем переходит в приятное, старомодное, пудрово-цветочное сердце, напоминающее Ma Griffe с убранными коготками. LT Когда-то у меня был флакон этого аромата, потому что однажды в конце долгого дня я наткнулась на него в магазине, и он показался мне восхитительно одурманивающим, головокружительным, густым зеленым, дававшим ощущение, как если бы летом, утомившись от влажной жары, вы заснули под деревом. Трезвый взгляд позднее показал, что эта комбинация мощной зелени с напоминающими сироп белыми цветами и кардамоном является слишком насыщенной, чтобы это можно было носить куда-нибудь. Я отдаю аромату должное за впечатляющую композицию, но признаюсь, что свой флакон я отдала почти полным. TS Bois de Paradis (Parfums Delrae) *** ягодное сандаловое дерево BdP это большое, насыщенное, теплое творение, в стиле – как и указывает его название – глинтвейна, сваренного из Bois de Iles, но с добавлением фруктов, что дает странный эффект сангрии, которую подали горячей. Очень приятный, но немного слишком громкий. LT Debut (Parfums Delrae) **** цитрусовый шипр Как сын мужчины (Edmond Roudnitska) и женщины (Therese, сама по себе, тоже значительный парфюмер), которые сделали цитрус интересным, Michael Roudnitska должен был преуспеть в упражнении, включающем выдающиеся верхние ноты бергамота и лимона. И действительно, Debut некоторым образом является вариацией на тему Diorella, или, может быть, на забытую последнюю работу Roudnitska, Ocean Rain (1990) для Mario Valentino. Взаимодействие между цитрусовыми, горькими нотами и цветочной сладостью выполнено мастерски и остается интригующе не разрешенным до самой базы. Я воспринимаю его, как все-паруса-по-ветру мужской аромат для тех, кто перешел от Eau Sauvage к Diorella и готов прыгнуть еще дальше. LT Eau Illuminee (Parfums Delrae) ** кислый одеколон Одеколоны традиционно являются свежими – стиль, основанный на легких для восприятия материалах: цитрусовые, цветочные, травы, древесные. Составленные из хороших материалов и с мастерством, каковым, несомненно, является этот аромат, они имеют тенденцию быть наиболее расслабленными и непретенциозными из всех парфюмов. (Посмотрите на Eau de Cologne Chanel и полную линию Institut Tres Bien для примеров.) Однако в нем что-то раздражает. Как бы он ни пытался выглядеть естественным, в конечном итоге, он слишком кислый, слишком зеленый, слишком напряженный. TS Parfums de Nicolai Eau de Cheverny (de Nicolai) Удивительно живописное творение маленького, но одаренного Дома de Nicolai (конечно, ведь носом в нем работает Патрисия де Николаи, птенец гнезда Герлена, а именно правнучка Пьера Герлена). Начавшись вихрем прозрачных, пряных и обожженных нот, он далее балансирует между фруктами и свежестью, и завершается оригинальным, сухим и древесным аккордом (напоминающим ладан), который был бы чудесен и в гораздо более чувственных парфюмах. Оригинальный, очень хорошо сделанный, в скоростном современном стиле. Дневная туалетная вода для мужчин и женщин, доступна исключительно в бутиках Дома de Nicolai в Париже * New York (de Nicolai) Доказательство того, что талант пробьет себе дорогу сквозь все препятствия. Немыслимое дело: собрать вместе группу хорошо всем известных нот (тальк, апельсины), чтобы получить совершенно новый результат; сдерживать неопределенность, не получив в итоге диссонанса. Своеобразно эклектичный и неопределенный, сложный и позолоченный, словно астрономические часы, New York каждый день показывает новую грань своей счастливой фруктовой души. Ласковый, скромный и аппетитный, он отдает дань уважения Великим Кондитерским Парфюмам Элегантности от Guerlain, но его смелый дизайн провозглашает будущее. Вероятно, он являет собой первый абсолютный и долговременный успех унисекс-парфюма современности: от его нот не устаешь, устаешь от разгадывания его сложной конструкции. Один из Гранд-Парфюмов последних 20-ти лет. Очень красивый флакон. Лучше раскрывается на коже, чем на одежде. Отлично подходит и мужчинам, и дамам. Носится, как добрая весть, распространяемая по секрету из бутиков Parfums de Nicolai в Париже Odalisque (de Nicolai) От создательницы гениального парфюма New York мы могли ожидать элегантного доказательства некой ольфактивной теоремы, прежде не поддававшейся доказательствам. Для Odalisque, эта с виду простая постановка задачи могла бы звучать так: «изготовить парфюм, сплавленный с хелионалом» (helional – химическое соединение, придающее свежесть в начальных нотах, например, парфюму Angel от Thierry Mugler). Однако эта солоноватая нота ведет себя в парфюмах так же, как титан ведет себя в сплавах: с хелионалом трудно работать и невозможно прочно спаять, это отливающая синевой, жесткая и стойкая нота. Более того, она обладает удивительным магнетическим свойством влиять на окружающие ноты, отклоняя их в съедобном, гурманском направлении, напоминая то свежую выпечку, то соленое масло, то устриц… Представляю, тут трудно избежать бутерброда с жасмином или розами. Искусно подобранной и великолепно утонченной пропорцией Odalisque сумела создать абсолютно новый аккорд: аппетитный, загадочный и утонченный, и кроме того – такой же абстрактный и неразделимый, каким в свое время был Chypre (Coty). Браво! Парфюмер рекомендует наносить его на одежду, а не на кожу, и это наилучший способ подольше получать удовольствие от этого стойкого и деликатного парфюма Odalisque (Parfums de Nicolai) свежий шипр ***** Довольно редко парфюмерная композиция, направленная фантазией парфюмера вдаль от известных нам материков, причаливает к девственным берегам и завладевает ими. То, что происходит впоследствии, зависит от поворотов судьбы, моды, и финансов. Некоторые острова, например Ангел, вскоре привлекают толпы туристов. Другие же, как Одалиска, как острова Kerguelen, остается неиспорченной, обдуваемой ветром почти совершенно забытой. До тех пор, пока Патрисия де Николаи со своим безошибочным чувством навигации не обнаружила его, далеко не все могли представить себе, что земля могла появиться из моря между робкими, меланхоличными, бескровными цветочными аккордами, типичными для Apres l’Ondee, и игривыми, угловатыми зелеными шипрами в манере Кристалла. Тем не менее, она появилась: роскошно просчитанный, цветочный аккорд жасмина и ириса в Одалиске, одновременно и абстрактный и очень стойкий, соединен с солоноватой нотой дубового мха, сначала парфюм кажется очень деликатным, но в носке он стойкий и шлейфовый. Как если бы парфюмер аккуратно снял тонкий слой запаха с классического шипрового аккорда, пока из него не начало пробиваться мраморное сияние. Единственное в своем роде, недооцененное чудо, прекрасно звучит и на мужчине. (LT). Rose-Pivone (Parfums de Nicolai) медный пион *** Замечательно свежий, блестящий и (относительно) натуральный аккорд розы и пиона, пожалуй лучший в своем (очень модном и большей частью прозрачном) роде. Прекрасное изображение того, как талантливо можно подойти даже к банальности. (Лука Турин). * Sacrebleu! (De Nicolai) Нежный, хотя и немного мрачный парфюм Crepuscule Vanilla был полностью переплавлен и представлен уже под этим новым, очень школярским именем Sacrebleu! (Черт побери!). Печальный ванильно-ладанный аккорд оригинала теперь освещен солнцем, он пружинит в руках яркой ноты леденцовой карамели в розово-желтую полоску. Возможно, кое-кто найдет Sacrebleu! сладким парфюмом, хотя это будет означать недооценку композиции: надев его, вы заметите, что он переливается меж сладостью и пикантностью, не наскучивая и не беднея композицией. Оригинальный, чувственный и интимный парфюм. Отлично сбалансированный гвоздично-пудровый шлейф Sacrebleu! странным образом напоминает мне забытый прекрасный запах из моего детства – запах футляра для фотоаппарата, большой коробки коричневой кожи, изнутри выложенной красным бархатом Sacrebleu (Parfums de Nicolai) сумеречный восточный **** Если вы путешествуете поездом по Европе, по ночам около больших станций вы заметите огоньки размером с чайную чашку, расположенные между рельсами, светящиеся глубоким и мистическим сине-фиолетовым цветом через грязное стекло. Они светят постоянно, и предположительно сигнал, который они передают поездам должен быть непреложной истиной. С детства мне казалось, что это может быть не тривиальное «Снизить скорость около станции », а что-то непостижимое и не имеющее отношения к служебным обязанностям, например «Жизнь прекрасна». Sacrebleu, как и эти огоньки, это глухой низкий шум, его может заслонить суета дня, но он повелевает миром, когда в 3 часа утра, вы знаете, что смотрите в глаза вашей настоящей любви, хотя вы их и не видите. (Лука Турин) Parfumerie Generale Aomassai (Parfumerie Generale) **** жареные орехи $$$ Помню одну интересную демо-презентацию, в которой показан анализ обычного сахара по ходу его превращения в карамель. Число компонентов в смеси стремительно росло от одного (сахароза) до нескольких десятков (продукты многих одновременно протекающих при высокой температуре химических реакций). Ароматы жареного, от сахара до орехов и мяса, явно имеют что-то общее, что говорит нашему носу “горячо!”. Одно время парфюмерная индустрия использовала этот эффект: аромахимикаты сильно нагревали, с целью получить более сложные запахи. Aomassai – наглядное пособие по жареным ароматам, от карамели до орехов лещины, с деревом, лакрицей и чем-то вроде сушеных бананов на заднем плане. Насыщенный, вкусный и совершенно особенный. Parfums de Rosine * La Coupe d’Or (Parfums de Rosine) Легендарный парфюмерный дом, созданный кутюрье Paul Poiret, снова ожил в маленьком магазинчике в Jardins du Palais Royal (рядом с прославленным среди парфюмерных маниаков салоном Shiseido, в котором хозяйничает Serge Lutens). Имя осталось прежним, но парфюмы современные. Слушая аромат La Coupe d’Or (Золотое сечение), понимаешь, что в интимных ароматах завершилась эпоха укромных закоулков, слабо освещенных свечами: современные интимные ароматы излучают ослепительный свет, что переполняет летающие тарелки изнутри. Только с расстояния можно оценить те цветные формы, что населяют эту тарелку. С великолепно сильной яблочно-пудровой нотой La Coupe d’Or – это изысканно лакомый инверсионный шлейф в чистом виде. Отличный парфюм, нужно пробовать, не откладывая. * La Rose de Rosine (Parfums de Rosine) La Rose de Rosine, первый “вновь запущенный” парфюм Дома, известного в 20-х годах 20-го века – это смелый контраст между нежным пухом натуральной, свежей и чуть лимонной розой и прекрасной, нервной и зеленой нотой синтетической фиалки. Сдержанный, чистый и легкий шлейф делает его отличнейшим парфюмом для Мужчин Patou Colony (Patou) Переиздания Patou – событие, сравнимое с повторным открытием музыки барокко, сыгранной на старинных инструментах, за одним исключением, что concerti grossi от Patou выпускают один за другим в разноцветном джазе и кисло-сладком неоклассицизме. И никаких педантичных музыковедов не вмешивается между нашим носом и чистым удовольствием. Ликующий и неудержимый, Colony появляется одним махом на полусолнечной-полуморской ноте гавайского ананаса, чтобы затем найти равновесие, хоть и игривое, но сдерживаемое, наводя на мысли о прекрасной блондинке, которая сдерживает веселый хохот. Имеется ЕдТ и парфюм, флаконы которых отличаются пробками. Парфюм (экстракт) только в объеме 1 жидкая унция. Для тех, кто любит Royal Bain de Champagne (Caron) и хочет продолжать развлекаться даже в вечернем платье Joy (Patou) Этот “роллс-ройс” парфюмерии всемирно известен по самой инфантильной из возможных причин, а именно, по его рекорду, т.к. он был представлен как самый дорогой парфюм в мире. Более того, параллели с августейшим автомобилем следуют и дальше: как и “роллс-ройс”, Joy – комфортабельный, роскошный, немного тяжеловатый, не особо оригинальный или волнующий парфюм. Впрочем, и это становится редкостью, он изготовлен руками Мастера, из наилучших и наиболее дорогих составляющих, в частности, розовой и жасминовой эссенции, напоминающих о путешествии во времена славы французской парфюмерии Mille/1000 (Patou) Цветочная и сухая реинкарнация парфюма Que Sais-Je тех времен, когда он еще не был переиздан, 1000 – по своему бескомпромиссно высокому качеству и любопытно строгому “льняному” звучанию – определенно парфюм другой эпохи. Странно андрогинный и совершенно роскошный. Очень (чересчур) дорогой. На мужчине: как более мягкая альтернатива Or Black (Pascal Morabito) * Sublime (Patou) Sublime – это соблазнительная попытка влить новое содержание в старые формы, т.е. создать “дамский” парфюм в классических пропорциях и традиционно искусном исполнении, исходя лишь из сомнительного арсенала современного химического синтеза. Patou не пожелал задаться вопросом об уместности Гранд Стиля в таком исполнении. Вызов был в том, чтобы создать Зеркальную галерею Версаля из кевлара (современный материал для бронежилетов). Интенсивно светящиеся и очень сладкие фруктовые меренги, как наивысшая деталь парфюма, покрыты сусальным золотом совершенно сухой ноты ладанного дыма. Как говорил Marie Antonin Careme (великий кондитер и кулинар 18-19 веков, готовил для свадьбы Наполеона, русских царей, Ротшильдов и Талейрана): “Кондитерское искусство есть лишь отрасль Архитектуры”. Великий парфюм. На дамах: очень юным особам. На мужчине: безупречно и чувственно. Избегать: всем, путешествующим за границу Vacances (Patou) В связи с Ysatis (Givenchy), в моей памяти воскрес этот портрет красивой женщины, серьезной и нежной, которая проходит сквозь века, как камея. Vacances, с его зеленым и слегка шипучим открытием и нотой светящегося ландыша, наконец-то показал нам свой игривый жизнерадостный характер. Хочется сказать, как Гарбо в роли Ниночки: “Она смеется!!!” (Ninotchka: фильм про советскую чиновницу (Грета Гарбо), приехавшую в Париж по правительственному заданию. Француз (Мелвин Дуглас) растопил её ледяное сердце. Фильм MGM, 1939 года, 4 “Оскара”, в том числе за сценарий и лучшую женскую роль). Переиздания Patou существуют в виде туалетной воды и экстракта, объемом одна унция, отличаются красотой обработки крышек. Ralph Lauren Lauren (Ralph Lauren) Этот цветочный парфюм прекрасного качества, но немного слащавый , обогнал недавнюю моду на “потрясающие” и сладкие парфюмы, которые имели грандиозный успех в США. В женственном свежем стиле, Lauren все равно имеет в себе нечто назойливое: недостаточно быть деликатным и утонченным, надо еще иметь что-то сказать Polo (Ralph Lauren) Интересна нота сена в самом начале раскрытия этой честной мужской туалетной воды, она чистая, немного мыльная и без особой поэзии. Приятная, но немного невыразительная. Revillon Detchema (Revillon) К сожалению, приходится констатировать, что парфюмы многих Великих Домов, которые не снимали с производства и прилавков даже в самые трудные моменты, часто наименее оригинальны: Infini и Fleurs de Rocaille от Caron, l’Aimant от Coty и Detchema от Revillon. Сегодня трудно видеть в этих духах “под дорогую шубу” что-либо иное, чем анонимов из толпы бесчисленных кузенов шанелевского No.5. Те, кто способен воспринимать интервал в одну двенадцатую тона, возможно, найдут в нем особенную привлекательность, другие предпочтут ему более оригинальные или богатые насыщенные творения, такие, как Femme (Rochas) или Que-sais-je (Patou) Oryambre (Revillon) Среди всех переизданий Дома Revillon, только шипр Oryambre сохранил свое классическое, очень высокое качество. Другие переиздания, увы, вообще-то не оправдали возложенных надежд. Jaspir приобрел по пути изрядную дозу тяжелого шоколада, какую можно найти в Must (Cartier). Три других, Joli Geste, Vents и Carnet de Bal очень далеки от тех парфюмов, какими их знали ранее, но тем не менее, все они хорошо сработаны, особенно в своих шлейфовых нотах. Продается исключительно в парижском бутике Revillon. Превосходный округлый флакон Romeo Gigli * Romeo Gigli Uomo (Romeo Gigli) Совершенно неожиданно Romeo Gigli Uomo удовлетворил одно из моих желаний разбитого горнолыжника: парфюм, который напоминал бы ликер из альпийской полыни. Его концерт целебных лекарственных трав, окружающих роскошную ноту полыни, его ангельский цвет дягиля, который так чудно уместен в маленьком коническом толстом стекле, – всё напоминает о монастырском ликере, который так приятно смаковать у огонька, наблюдая за снежинками, мягко касающимися оконного стекла. Наружное употребление не уменьшает эффективности его использования, совсем наоборот. Все сделано отлично. Совершенно на дамах, как альтернатива Opium (Yves Saint-Laurent). Romeo Gigli (Romeo Gigli) Выпущенный в своем прекрасном флаконе а-ля “футуристическая лампада”, Romeo Gigli демонстрирует чудесный феномен, из самого сердца мистерии духов: запах может расти в своей интенсивности, в то время, как он необратимо теряет в количестве от своего постоянного испарения. Romeo Gigli берет очень мягкий старт, нежный, словно бальзам для кожи лица; сначала неуловимо, а затем проворнее, энергичным крещендо, без вспышек молний на сцене, свет направляется на тропические цветы, ярко-желтые, словно спелый банан. Свет продолжает усиливаться, становится слепящим; наконец, становится видно – и по их восковой сути, и по острым режущим кромкам лепестков – что это фальшивые цветы. Занавес! Robert Piguet Bandit (Piguet) Piguet не умер, Piguet возвращается! Эта новость может переполнить радостью почитателя, скорбившего по этому первоклассному парфюмеру. Bandit и Fracas возвратились из США, где они прозябали в тени забвения. Новый Bandit, после первых тревожных тактов мелодии своего аромата, близок к оригиналу, но только в проекции на плоскость: картину мира он отражает не оригиналом Караваджо, а в виде фотокопии. И тем не менее, БРАВО! Этот гениальный парфюм, желтый неон на коричневом фоне, является совершенной иллюстрацией к рискованным, многообразным и по-кошачьи вкрадчивым вкусам Робера Пиге. Непримиримый и суровый соперник своего наследника Cabochard (Gres), Bandit заставит трепетать мириады жеманных созданий и “болванчиков-faсtice” от парфюмерии, претендующих на звание “самый сиксуальный тестер” последнего десятилетия. Это необходимо иметь. Извращенная мода на легкие сорта пива не прошла мимо парфюмерии: Bandit выпущен также в версии “Light”, которую нужно избегать. На мужчине: полундра!!! На дамах: держать под рукой, в ящичке для перчаток, если там действительно перчатки, а не “бардак Bandit (Robert Piguet) горький шипр ***** Начну с предостережения: у меня было уже несколько флаконов оригинального Бандита, и сейчас это совсем не тот Бандит. Но, продолжайте читать. Воспроизведение в современных версиях шедевров Germaine Cellier одновременно и тяжелая и легкая задача. Легкая, потому что все они имеют настолько четкую характерную структуру, что даже пикселированная версия Бандита, как эта последняя, чудовищно удешевленная, оклеветанная «оригинальная» версия все еще похожа на старого мерзавца. Тяжела же эта задача потому, что Cellier, к ужасу других парфюмеров, очень любила использовать базы для своих духов. Базы – это мини-парфюмы, заранее расфасованные композиции, которые освобождают вас от того, чтобы изобретать колесо каждый раз, когда вам требуется сложная, но узнаваемая нота: персик, кожа, амбра, и так далее. Некоторые из них, как Амбра 83, Персикол и Анималис, настолько сложны и хороши, что невольно задаешься вопросом, почему же никто не продает их под видом духов. Проблема в том, что половина из тех баз, которые Cellier использовала для своих композиций просто исчезли, и даже если вам в руки вдруг попадет вся формула ее парфюма и вы совершите небольшое путешествие в Граас в поисках производителя Диантилина 12, скорее всего вы найдете по этому адресу какой-нибудь тайм-шер, а не маленькую фабрику, производящую базы. Современные реконструкции парфюмов Cellier – это прежде всего работа по переводу оригинальной формулы в компоненты, поддающиеся идентификации, и которые доступны в продаже. Мне кажется, это позитивный момент, т.к. в ее композициях всегда был избыток компонентов, чтобы компенсировать силу базового аккорда. Это можно сделать элегантно, чистка сама по себе вещь неплохая. Нужно только привыкнуть к идее, что, как и в случае со старинными аэропланами, в них только табличка с серийным номером осталась от оригинальной конструкции, а все детали и заклепки были воспроизведены с нуля. Новая версия оригинального Бандита 1947 года похожа на реконструированный Bell X-1, сверхзвуковой самолет, блестящая, прекрасно сделанная, немного слишком чистая, будто бы готовая для съемок в кино. Но вся магия осталась:Бандит горький, темный, но свежий, манящий и без всякой мягкости, и все еще на несколько темных улиц впереди любого кожаного шипра. (Лука Турин) Fracas (Piguet) Бывают парфюмы, похожие на регаты: после долгого состязания борт о борт с белыми и заостренными, словно гранд-фоки, парфюмами, мы огибаем последний буй и ложимся к финишу на курс между попутным и боковым ветром. Вечер на море затихает, и тогда мы поднимаем скоростной парус-спинакер Fracas, громадную туберозу, розовую в апельсиновую полоску, и отрываемся от преследователей, устремляясь к порту по легким волнам в отблесках закатного пожара. Rochas Byzance (Rochas) Услышать сегодня аромат Byzance, словно обнаружить любимый, но теперь уже забытый образ в момент самого далекого афелия орбиты вращения вокруг солнца моды, ибо сейчас он – в той крайней точке, где орбита его или будет утеряна в забвении, или он вернется для нового эллипса. Столько всего прошло… Торопливость истории делает снова дорогими эти влажные и холодные духи, подобные скользкому мрамору фонтана, с розовыми прожилками и пряными нотами. Близко к Ysatis, но менее целомудренны Globe (Rochas) Интересное и любопытное наслоение в этом аромате: с одной стороны, полевой прованский букет, приятно пахнущий шалфеем и майораном; с другой, очень искусственный аромат соложёного ячменя или фруктового ликера. Парфюм “новой кухни” в стиле одновременно и искусственном, и гурманском; где-то между теплыми и свежими парфюмами, сделан из непредсказуемых контрастов цвета и вкуса деликатесов. Красивый и оригинальный результат, проводящий к мускулистой мужественности неторным путем. Очень красивый флакон Art Deco, в виде глобуса с картой мира, окольцованного металлом. На дамах: свежая туалетная вода. На мужчинах: вежливый и изысканный Femme (Rochas) Знаменательно, что этот классический “шипр” столь сильно ассоциируется с дамской одеждой: костюмами и мехами. Возможно, это простое историческое совпадение, но я хочу высказать гипотезу, что это результат более глубокой ассоциации идей. С одной стороны, мода и её вещи отделены от тела и скрывают тело геометрическими формами (костюм) или заимствованной у животных опушкой (меха). С другой стороны, ольфактивное искусство достигло той абстракции ингредиентов и того идеально постепенного перехода нот и оттенков, позволяющих, наконец, объединять нечто долгоживущее и сложное в единое целое, как корпус, который одновременно объединяет свои детали и защищает наши тела. Как ни странно, именно поэтому и трудно представить себе обнажённую женщину, облачённую в один из этих совершенно нарядных ароматов. Остается бесспорный факт: Женщина (Femme) – чудо. Обращаться с осторожностью, так как очень сильна аура “пятидесятых годов”. Носить, если парфюм вас не старит. На мужчинах: чрезвычайно рафинированный денди, в маленьких дозах Madame Rochas (Rochas) Я уже упоминал в обсуждении Arpege (Lanvin), что все Великие Шипры пропитаны сильным духом своей семьи. Madame Rochas интересна своей строгой красотой, которую она унаследовала прямо от No 5 (Chanel); белокурая, стройная, осиянная восхитительной нотой ландыша – и сохранившая все совершенные изгибы, характерные для гранд-парфюмов того времени. Превосходный аромат. Идеально подходит кабриолету DS Chapron цвета топленого молока Mystere (Rochas) Мастерски скомпонованный, как и все творения дома Rochas, парфюм Mystere сумел избежать брутальной, бедной и кричащей атмосферы,которая пугает в менее успешных парфюмах конца 70-х годов. Его анималистичная тональность сливок и зеленого перца, не вдохновленная на великую оригинальность, тем не менее, заметно цельный, приятный и стабильный. Mystery создает вокруг себя теплую и богатую атмосферу, рафинированную и гармоничную. Очень хороший парфюм, зря оставляемый без внимания. Весьма изящный эллиптический флакон со срезанными по диагонали гранями. Парфюм гораздо лучше туалетной воды. На мужчине: в малых количествах очень мужественный. На дамах: к джинсам и пуловеру. Избегать: блеска золота и пайеток Monsieur Rochas (Rochas) Знакомый и согревающий, как добрая кружка чая (от которого он заимствовал свои ноты), в свое время он был первооткрывателем и предтечей. Гладкий, полированный, как лакированное красное дерево, не агрессивный и очень натуральный, этот чистый парфюм гладко бритого мужчины, тем не менее, скучноват и маловыразителен. Носить, если вы ненавидите одеколоны, но хотите сохранить сдержанный скромный стиль. Для очень молодого мужчины. Избегать: пятидесятилетним служащим © * Tocade (Rochas) Как показывают исследования, решение человека приобрести парфюм формируется в течение 10 первых секунд после первого контакта молекул аромата с назальной областью (механизм воздействия ароматов будет являться предметом для изучения в книге о Луке Турине “The emperor of scents”, которая находится в процессе перевода). Так что же, прощай, глубокие парфюмы, требующие достаточного изучения перед тем, как что-то сказать о них? Не забывайте, что для некоторых людей лаконичность – вовсе не закон. Во времена, когда не ожидаешь от парфюмов чего-то большего, чем слоган, Tocade создала успешную, длительную и абстрактную парфюмерную поэму, увлекающую за собой, словно знамя. Десять секунд достаточно: следуя за ароматом, сразу можно почувствовать себя удивительно хорошо, словно вернувшись в летний вечер, позолоченный закатными лучами. В любой момент вы узнаете в нем знакомый аромат, хоть и не назовете его: соленое тело пахнет бисквитом или наоборот? Как и Cabochard, Tocade – это парфюм, в котором можно жить, но на этот раз он невидим, если вы вернулись с пляжа (в то время, как Cabochard невидим при выходе в ресторан). Кто это? Кто знает? Шлейф абсолютно невесом, Tocade останавливает последний момент навсегда. Жизнь у каждого впереди. Незаменимый парфюм. Tocade (Rochas) rose vanilla ***** Слишком рано подводить итог достижениям Мориса Руселя, ибо он регулярно представляет новые чудеса, но я буду крайне удивлен, если и через двадцать лет Tocade не останется одним из трех лучших ароматов Руселя. Во время своего появления в 1984 году, Tocade выступила против двух основных тенденций того времени, вызывающих ароматов и ароматов-тихонь, соответственно представленными Angel и L’Eau d’Issey. Простая, компактная красота Tocade воспринималась настолько обманчиво и знакомo, что многие не смогли понять ее оригинальности. Цветочный ориентальный аромат среди многих подобных. Без новых и необычных молекул. Аромат не скрывал своего назначения – невинно обыграть розу и ваниль, пожалуй, два самых используемых в парфюмерии материала. И тем не менее, роза в Tocade не похожа ни на какую другую, она словно игра блесток в лаке для ногтей, если его рассматривать под разными углами. Ваниль тоже необычна, безупречно смешивающая в себе ароматы мороженого, дымка и сахарной ваты. Все, начиная от первых фруктовых нот до прянично-сливочной базы, переплетено вместе идеально, грациозно и счастливо, давая аромату, как девушке, яркие глаза, звонкий смех и легкие танцующие ножки. LT Salvatore Ferragamo F by Ferragamo Black (SF) *** амбровая лаванда Недозрелый, но, в конечном счете, обаятельный сладко-лавандовый мужской парфюм, представляющий интерес своим тревожным сходством с композицией, создаваемой для женщин. Если бы флакон был розовым, а не черным, и в него добавили бы чуточку фруктовых нот, то он превратился бы в девичий мейнстрим. Носите, если вы красивы, ваш возраст меньше 25 и вы используете уйму геля для волос. LT F for Fascinating Night (SF) * гнусный цветочный Если бы создали временную капсулу и положили бы туда образцы печали 2009 года, такие как, серые Кроксы (обувь Crocs) 44 размера, DVD Microsoft Vista Home Premium и собрание речей Сильвио Берлускони, то следовало бы включить и FFFN, так как он олицетворяет все, чем неправа современная парфюмерия: смешали запахи трех разных парфюмов и продают за звонкую монету, в самом уродливом флаконе, что можно только представить. F означает Fuhgeddabudit (что-то типа «Фуууунаэто»). LT Serge Lutens A la Nuit (Serge Lutens) *** жасмин, жасмин Смерть от жасмина. TS * Ambre Sultan (Serge Lutens) Когда миру остро не хватает загадок Терры Инкогниты, когда парфюмеры большого базара Алеппо закупаются в Швейцарии, то в порядке вещей, чтобы пышный восточный интерьер был изобретен в Париже, и по желанию японского парфюмера. По контрасту с Sables (Анник Гуталь), тепловатый бальзам которого был основан на результатах предварительной экспедиции собирателя лекарственных трав, – мрачная лавочка Ambre Sultan стирает, словно в древние времена, границу между ароматами и зельями-снадобьями. Аромат распространяется, словно дым благовоний на жарких углях. Купить можно только в парижском Salons Shiseido du Palais Royal. На мужчинах: Сергей Дягилев. На дамах: для разочарованных малым и средним востоком. Избегать: набобам, денежным мешкам. Ambre Sultan (Serge Lutens) амбра с травами **** Ароматная смесь смол, известная как амбра, которую можно найти в парфюмериях на Среднем Востоке и в хипповских магазинах во всем мире, практически безошибочная приманка для толпы: это сладковатый, роскошный, стойкий запах, с привкусом экзотики, даже если он и несколько скучноват. Но для величия требуется большее. Серж Лютанс, который живет в Марокко, часто обращается за вдохновением к традициям Среднего Востока, и один из важнейших его парфюмов, Ambre Sultan 1993 года, это возврашающий в прошлое восточный аромат, амбра, вернувшаяся к своим истокам, запах для подкованного покупателя, который уже слишком крут для того, чтобы покупать амбру в хипповском магазине, но тем не менее предпочитает этот род наивного искусства Шалимару. Каждая марка нишевой парфюмерии последовала со своей дорогущей амброй. На этом поле битвы Ambre Sultan отличает высокая концентрация запахов сухих трав, которая, придает начальным нотам пыльный, солоноватый запах свежего воздуха, прежде чем знакомая ванильно-бальзамическая амбра вступит в свои владенья. (Таня Санчез). Arabie (Serge Lutens) **** травяная горечь Кузен Ambre Sultan, Arabie слегка более дерзок и менее комфортен, и меньше позаимствовал от Shalimar, чем от травяного, анисово-цветочного L’Heure Bleue. Играющий в печальном интервале горького и сладкого, что делает ликеры, как венгерский Unicum, такими запоминающимися, Arabie представляет мощную сюиту трав, таких, как базилик и лавр на заднем фоне полированного красного дерева и сушеных фиников. Это плотная, восхитительная, сверхъестественная комбинация, где знакомая мелодия переведена в странную тональность. TS Bois et Fruits (Serge Lutens) **** сливовый лес Вариация на красивую фруктово-кедровую тему Feminite du Bois Shiseido, этот аромат имеет интенсивное специево-ликерное настроение. Рождественский пирог, полный вымоченных в роме слив – приглушенная Dolce Vita. TS Bois et Musc (Serge Lutens) **** мускусный кедр Christopher Sheldrake под руководством Luten(а) пододвинул Shisedo(вский) незабываемый фруктовый лес Feminite du Bois к зеркалу в комнате смеха для того, чтобы создать серию родственных древесных запахов, каждый раз многократно усиливая какой-то аспект для придания аромату нового характера. Bois et Musc – это почти неразличимая акварельная версия с оттенком свежести, что делает кедр похожим на новый сорт розы. TS Bois Oriental (Serge Lutens) **** древесный джин Еще один отпрыск Feminite du Bois, в который добавили больше амбры, с одной стороны, а с другой облегчили добавлением джина с тоником: это приятная ширококостная вариация, которая, тем не менее, не улучшает оригинал. TS Bois de Violette (Serge Lutens) древесно-ориентальный ***** Лютенс только что закончил создание Феминиты , которая унаследовала сладкий древесный мотив от Кароновского Parfum Sacre (который в свою очередь получил его от Шанелевских Буа Дезиль) – звучный, струнный аккорд, почти лишенный развития во времени. Древесно-фруктовая структура Феминиты была впервые разработана Пьером Бурдоном, предположительно во время поездки в Марракеш, он передал формулу Крису Шелдрейку, который усовершенствовал ее с Лютаном, следившим за процессом, чтобы убедиться, что запах получился настолько темным, но прозрачным, насколько это вообще возможно. В результате был получен запах, создавший свою нишу для Шисейдо. Как не странно, Шелдрейк и Бурдон ссылались друг на друга, кому принадлежала идея запаха. Когда Лютан решил открыть бутик в Пале Рояль, как и издателю, ему понадобились «имена», чтобы протолкнуть его коллекцию. Он использовал прием, известный как overdosage, широко распространенный Бурдоном, в котором, базовый компонент перемещался в начальные ноты новой композиции. Таким образом, из начальной идеи Феминиты были созданы четыре новые композиции, три из которых достигали нового эффекта путем подчеркивания (передвижения на передний план) одного из оригинальных компонентов: мускуса (Bois et Musc), фруктов (Bois et Fruits), ванили (Un Bois Vanille). Четвертая композиция, Bois de Violette, отличается от остальных потому что древесно-фруктовый запах фиалок (метил ионон) повторяет и усиливает основной запах. Его ротация приходится на сердце аромата, разноцветная мандала, вокруг фиалкового центра которой происходит все движение. Я помню, как выходя из фиолетового бутика Лютана и сжимая в руках этот фиолетовый флакон с фиолетовым названием, я думал, что несу самую драгоценную вещь в мире. Как не странно, Бурдон создал пятую по счету композицию в другом контексте. Он включил один из набросков Феминиты в презентационную речь для Диора, и, к его стыду, он им понравился, в результате чего была создана Дольче Вита. (Лука Турин) Borneo (Serge Lutens) виртуальный шоколад **** Оказывается Лютанс определил отправной пункт ароматического пересечения Европы и Дальнего Востока когда листьями пачули перекладывали тюки с шелком. Пачули использовали чтобы отпугнуть моль от ценной ткани (насекомые не любят камфорные запахи), но когда шелк достигал западные берега, элегантные дамы требовали, чтобы запах был сильнее. Другими словами, карьера пачули в парфюмерии это история продвижения по службе от средства, отпугивающего насекомых, до предмета поскоши, траектория, по которой, но в обратную сторону, последуют многие из современных запахов. Как часто бывает с творениями Лютанса-Шелдрейка, первый вдох аромата приводит к полнейшему шоку: непреодолимое впечатление какого-то темно-коричневого порошка. Через несколько секунд становится понятно, что безымянный порошок сосотоит из двух компонентов: пачули и шоколада, искустно соединенных (но как?), так что ни землистость пачули ни знакомая шоколадная нота не преобладает. Borneo 1834 – это как Angel наоборот: вместо того, чтобы напрыгнуть на вас, парфюм засасывает вас в глубину своего сумрачного пространства. Все использованные компоненты берут начало в «восточном» (ака хипповсом) стиле, но величина, изащество и сложность структуры, делают этот аромат прямым наследником настоящих восточных запахов, как Emeraude и Шалимар. (Лука Турин). Douce Amere (Serge Lutens) **** анисовый древесный Трудно припомнить брэнд, который бы сделал больше для развития восточного жанра, чем Serge Lutens. Начиная по крайней мере с Emeraude (by Coty, 1921 – прим. Переводчика), восточные ароматы всегда опирались на насыщенность амбры, прочитать о которой можно в разделе А этоих обзоров (в Гиде обзоры идут в алфавитном порядке по названиям парфюмов – прим. Переводчика) и перенюхать все Ambers, Ambres, Ambras и тому подобное. После Shalimar, Tabu подготовил почву для Youth Dew, Youth Dew для Opium, Opium для Coco и так далее. Затем, работая с Lutens, Christopher Sheldrake (сейчас в Chanel) взял оригинальную идею Pierre Bourdon для Feminite du Bois и сконструировал альтернативную стартовую точку для восточных, находящуюся на относительно мало изученной территории женских древесных запахов. Они открыли аккорд сушеных фруктов, кедра и корицы, аккорд замечательной интенсивности и богатства, но лишенный тяжести традиционной амбры. Lutens с тех пор занят заселением этих плодородных земель. Douce Amere – непреодолимо привлекательный анисовый восточный аромат, построенный на этой структуре, являющийся более легкомысленным собратом Un Bois Vanille, и предназаначенный для любителей абсента. TS Cedre (Serge Lutens) *** подслащенная тубероза Кедр давно является любимым деревом Luten(а), поэтому кажется любопытным, что его Cedre совсем не является кедром. Это восточная тубероза, невероятно камфорно-индольная, с интенсивной масляной комбинацией бальзамов и древесных на дне, сорт нишевой версии Amarige. TS Chene (Serge Lutens) ** карандашные стружки Chene (дуб) демонстрирует, как Lutens и Christopher Sheldrake оголили их обычную древесную структуру вплоть до чистого запаха древесных опилок. Не парфюм, а, скорее, предложение для дальнейшей беседы. TS Chergui (Serge Lutens) табачно-ориентальный **** Абсолют сена сам по себе настолько безумно прекрасен, что я удивляюсь почему никто просто не разводит его в спирте и не наклеивает этикетки на флаконы. Один из моих друзей парфюмеров однажды предложил мне несколько мутных вязких капель этого абсолюта от лучшего производителя натуральных материалов в Грассе, Laboratorie Monique Remy, и это поразительно сложный запах, как лучший трубочный табак на свете, копченый, с запахом чернослива, но с угловатой растительной едкостью – как будто природный Femme Rochas. Лука Турин клялся мне, что несколько лет назад он привез этот абсолют Сержу Лютансу и тот практически сошел с ума. Chergui, как кажется, берет начало в этой истории, это роскошный, вкрадчивый запах вишневого трубочного табака, так подходящий улыбчивому отцу семейства из 50-х, сладко-бальзамический, в сердце его потрясающая нота сенного абсолюта и хорошая порция ириса, но в конце концов это такая узнаваемая структура, что нельзя не желать, чтобы он был ближе к первоисточнику. (Таня Санчез). Chypre Rouge (Serge Lutens) ** неизменный ужас Не слишком шипр и не очевидно красный, Chypre Rouge – это ошеломляюще резкое сочетание древесины сосновых, сушеных трав и специй для карри, которое, к несчастью, напоминает, что большинство этих запахов в природе служит для того, чтобы отпугивать, а не привлекать. TS Clair de Musc (Serge Lutens) ** мускусный цветочный Приятный, но необычно незаметный и нетипичный мускус для Lutens , который, в конце концов, дал нам неудержимый, пышный и животный Muscs Koublai Khan. TS Cuir Maresque (Serge Lutens) *** сладкая кожа Великая кожаная классика,Tabac Blond (Caron) получил обработку Lutens – сделан более прозрачным, подслащенным жасмином и сушеными фруктами. Приятный, но как-то менее значительный, и не ровня, скажем, Knize Ten. TS Daim Blond (Serge Lutens) *** абрикосовая замша В отличие от традиционной кожи, такой как Tabu и Tabac Blond, которые ощущаются богатыми и теплыми, Daim Blond (означающий замша, а не похожая по звучанию ненавистная всем белая шевелюра) кажется воздушным и прохладным, искривленная османтусоподобная идея персика и кожи, но без мыльной середины. Это скромная худая форма с длинными пальцами, чье намерение, по-видимому, обозначить уход от более прямолинейных восточных запахов существующей линии Lutens. TS Datura Noir (Serge Lutens) тропический гелиотропин *** Датура, ядовитый цветок, иногда используемая как смертельный (в редких случаях) галлюциноген, и созданная Обри Бердсли (Aubrey Beardsley – английский иллюстратор в стиле Арт Нуво) – с длинными белыми грамофоноподобными бутонами, натянутыми подобно зонтику на поддерживающих ребрышках спицах, которые в закрытом состоянии образуют звездообразные свернутые апертуры. Та самая, что наполняла тратуары старых Бруклинских окрестностей запахом дешевого лимона. Совершенно ясно, что как идея для парфюма, она неудовлетворительна, Датура Нуар – чистая свuрельная мечта, тропическая фантазия-загарное масло из шерри, кокоса и жасмина – дрянная, сладкая и, возможно, слишком опьяняющая, но тем не менее доставляющая удовольствие в летнюю жару. (ТС) El Attarine (Serge Lutens) **** абрикосовый лес Во многих последних ароматах Lutens я ощущаю растущее нетерпение, повышающийся тон голоса, как если бы ему казалось, что ему мешают идти своим путем, мешают достичь того, что всегда было его единственной целью: привести нас в экстаз от восторга. Начиная с 2005 года, его парфюмы становились более громкими и тяжелыми, но также более существенными, более оригинальными. Он стал больше рисковать и, как результат, получил неудачи (Miel de Bois) и шедевры (Sarrasins). Также достойно восхищения его неустанное, похожее на наваждение, увлечение арабской темой. Кто, кроме бросающего вызов этому миру, мог бы сегодня выпустить аромат, названный в честь медресе (мусульманское учебное заведение – прим. Переводчика), в данном случае великолепного медресе в Fez (город в Марокко – прим. Переводчика)? Al Attarine – это прекрасная насыщенная смесь, разновидность перенасыщенной версии La Myrrhe c интенсивной нотой конфетных абрикосов в сердце, усиленной альдегидами c одного конца и самыми темными древесными с другого. При холодном свете серого лондонского дня легко недооценить это произведение того, что должно правильно называться костюмной парфюмерией. Вы, определенно, не пойдете покупать ополаскиватель для стирки, надев его. Но планеты движутся, и однажды наступает вечер, когда они выстраиваются в одну линию. В этот вечер ничто другое не подойдет. TS El Attarine (Serge Lutens) абрикосово-деревяшечный **** Во многих последних парфюмах Лютенса я замечаю растущее нетерпение, высокие нотки в голосе, как если бы он почувствовал затруднение на своем пути к тому, что всегда было его единственной целью: заставить нас упасть в обморок. Начиная с 2005 года его парфюмы стали более громкими и тяжелыми, но в то же время более первичными, близкими к первоисточнику.Он идет на риск и в результате получает как подделки (Miel De Bois), так и шедевры (Sarrasins). Есть также что-то замечательное в его неослабевающей одержимости всем арабским. Ну кто, как не неисправимый романтик мог бы выпустить парфюм названный в честь мусульманской духовной академии, в данном случае замечательной академии в Фесе? El Attarine – это замечательно плотная конфетка, своего рода заряженная версия La Myrrhe с гигантской нотой засахаренных абрикосов в сердце расширенном альдегидами с одной стороны, и мрачными деревяшками с другой. Легко в холодном воздухе лондонского дня можно недооценить этот пример того, что по сути должно называться костюмированной парфюмерией (costume perfumery). Совершенно точно не стоит идти в нем за покупкой нового ополаскивателя для белья. Но планеты движутся, и однажды вечером вы поднимете голову и увидите их парад. И этой ночью такой парфюм незаменим. LT Encense et Lavande (Serge Lutens) *** смоляная лаванда Этот аромат Lutens-Sheldrake прошел самый тщательный тест из всех: моя дочь пяти лет вылила полный флакон на диван. Мне пришлось нюхать базу более года, и тем не менее, он все еще мне нравился. Так что очень неплохо. Но этот тест подтвердил мое всегдашнее ощущение, а именно, что E&L лучше подходит в качестве аромата окружающей атмосферы, чем парфюма для мужчины. LT Five O’Clock au Gingembre (Serge Lutens) *** соленая имбирная коврижка (игра слов: gingerbread – англ. имбирная коврижка, также безвкусица) Классическая имбирная коврижка сильно пропитана медом, но Miel de Bois показал, что если его слишком много в аромате, то он пахнет, как мужской туалет в баре в пятницу вечером. Вместо этого, приятно соленая, мясная нота (лилия? цибетин?) придает этой композиции чая со специями вес и спасает ее от сходства с ароматизатором воздуха для помещений на рождественскую тему; далее она переходит в дымный ванильный запах простого бензоина. TS Fleurs d’Oranger (Serge Lutens) *** медицинский жасмин Lutens решил усилить медицинский и индольный запахи цветов апельсина, напомнив мне о черном, очень сладком сиропе локвата (loquat – локват, японская мушмула – прим. Переводчика), который моя мама когда-то давала от кашля. Небольшая добавка аппетитно-потного тмина делает всю композицию удушливой и беспорядочной, как дыхание плохо вентилируемого прохода в каком-то неопределенном городе в Юго-Восточной Азии. На коже он, в конце концов, переходит в легкую жасминовую базу. TS Fleurs de Citronnier (Serge Lutens) ** провальный одеколон Сухой, мыльно-древесный аккорд нероли воспринимается как незавершенный одеколон. LT Fumerie Turque (Serge Lutens) *** цветочная кожа С лицом, как у давно пропавшего кузена Cuir de Russie, Fumerie Turque украсил цветочно-восточный аромат нотами дыма и кожи. Когда-то, если мы правильно помним, это была богатая восхитительная фантазия на тему дыма из трубки, теперь, к сожалению, он кажется потерявшим вес, и пахнет, более всего, как бледный древесный цветочный с добавкой костра. TS * Iris Silver Mist (Serge Lutens ) Совершенный гибрид живой фиалковой свежести и томной неги грушевого бренди, аромат корней ириса распространяет вокруг свое пепельное сияние, вызывающее в памяти то невычурное благородство, которое бывает на иных старинных фотографиях. Проблема для парфюмера – добавить цвета, чтобы окрасить это огромное серое тело, грациозное и отдаленное. Первый Iris Gris (Jacques Fath) выбрал ноту английских леденцов, и добился ольфактивного эквивалента тафты цвета сизого голубиного зоба. Shiseido же продолжил абстрактную и уважаемую эстетическую программу, манифестом которой стал Feminite du Bois. Iris Silver Mist продолжает потрясающе меланхолическую ноту ириса смолисто-древесным аккордом и достигает почти осязаемого эффекта шелковистой чистоты, которой обладает разве что кусок дерева, отшлифованный долгим плаванием по морю. Тотальный успех, единственный ирис современной парфюмерии, заслуживающий свое имя Iris Silver Mist (Serge Lutens) корешковый ирис. ***** Задолго до того, как все принялись за ирисовые ароматы, Лютан получил неподражаемый ирис от Мориса Руселя. Вот история аромата: Лютан донимал парфюмера, чтобы тот «включил» звук ириса на полную катушку, и Русель в отчаянии решил добавить в формулу каждый компонент из его базы данных в описании которого значилось «ирис», включая редко используемый резкий нитрил ириса – Иривал. Результатом стал самый пудровый , корешковый, зловещий ирис, который только можно представить, огромное серое боа из страусиных перьев, с пурпурным devore, надетое на похороны поэта. (Лука Турин) La Myrrhe (Serge Lutens) смолистые альдегиды. ***** Судя по названию и всей концепции Лютановых ароматов, можно подумать, что Мирра – это сложный, но в то же время прямой аромат благовоний (ладана) или восточной амбры. Откойте флакон и вас ожидает полнейший сюрприз. Никаких специй, ванили, тяжелого табачного запаха, кожи или сандала – всех атрибутов Клеопатры. Вместо этого Лютан и Шелдрейк противопоставили дымную бальзамическую смолу, известную как мирра, ослепительному, светлому, современному альдегидному цветочному буекту с бесподобной свежесью, похожей на White Linen (Estee Lauder). Таким образом, неожиданно этот запах представляет собой волнующий, захватывающий баланс между невероятной яркостью и сладостью, который имел когда-то Шалимар, перед тем как десятилетия переформулировок сделали его голос гораздо ниже. Мирра несет в себе чистый, неземной звук красоты и силы, как если бы запах мог спеть чистое верхнее C, без всякого напряжения. (Таня Санчез). Louve (Serge Lutens) ** вишневый миндаль Louve начинается с дерзкой интенсивной ноты вишни, которая заставляет думать о коктейле Cherry Coke (такие вещи, вероятно, существуют, не дай бог!). Вишня переходит в странный мыльный аккорд гелиотропина с влажными полутонами древесных опилок, более похожий на запах замкнутого пространства, где хранятся парфюмы, чем на преднамеренную смесь. Не слишком хороший и не слишком плохой, но совершенно сбивающий с толку. LT Mandarine Mandarin (Serge Lutens) ** цветочный восточный Если бы вы сфотографировали Eternity CK и раскрасили фото вручную, как фотографы раньше раскрашивали черно-белые портреты, делая губы вишневыми, глаза зелеными и щеки розовыми, то получился бы Mandarine Mandarin. По-настоящему странный, довольно интенсивный и не особенно носибельный. LT Miel de Bois (Serge Lutens) * анималистический цветочный Фенилуксусная кислота пахнет, как разбавленный мед и как концентрированная моча. Miel de Bois (Лесной мед), принявший кардинально неверную сторону этого баланса, пахнет, как нью-йоркский проулок в июле. Очень небольшая пропорция людей находит, что это цветы, и не понимает отчего мы, все остальные, вопим. TS Muscs Koublai Khan (Serge Lutens) **** зверский мускус Ни один другой парфюм и близко не подошел к этому мощному животному противоядию против нашего века всеобщей стирки, даже забытый и недоступный натуральный мускус не справился с этим. До того, как я научилась не беспокоиться и полюбила эту бомбу, я называла Muscs Koublai Khan «подмышкой погонщика верблюдов, который неделю не видел проточной воды». Запах остался тем же, но мой ужас ушел. Этот парфюм является фантазией о потерянном мире с освещенными огнем дворцами, о сентиментальной сонной теплоте двоих под одеялом. Уютные животные запахи цибетина и кастореума, дымные бальзамы и мощные синтетические мускусы объединили усилия, чтобы заставить вас думать о вашем любовнике в варварских шкурах. На блоттере он кажется довольно пугающим, но на коже проявляет интимный, архаичный запах сгоревших свечей из пчелиного воска, что для меня, как специалиста по английскому языку, является более убедительным Khan, чем у Кольриджа (англ. поэт, 1772-1834, написал поэму Kubla Khan о знаменитом внуке Чингиз Хана ) – тот, кто «вскормлен медовой росой и напоен молоком Рая». TS Rahat Loukhoum (Serge Lutens) *** пудровый леденец Rahat Loukhoum, превзойдя даже Datura Noir, является наиболее откровенно безвкусным парфюмом в линии Serge Lutens, предназначенным для толпы, носящей велюровый стретч и большие солнцезащитные очки. В общем, если вы хотите пахнуть, как детская присыпка и вишневый сироп, то, вероятно, этот парфюм является наиболее подходящим. TS * Rose de Nuit (Shiseido) Определенные ольфактивные проблемы разрешаются только добавлением специального ингредиента, о котором в парфюмерии не принято много говорить, особенно при его расходовании: этот ингредиент – деньги. Shiseido уже поднял планку чересчур высоко, выпустив парфюм Nombre Noir, основанный на розе, которая дышит стобаксовыми бумажками. Вооруженный чистым чеком, парфюм Rose de Nuit получил ноту, на которой многие оступились, не имея ресурсов: ноту Героической Розы. Sinan, Parfum de Peau и Knowing остались лишь замахом, без должной финансовой поддержки. В парфюме Rose de Nuit, эта Роза-вакханка утихомирена своими более нежными сестрами и перестала наводить страх на окружающих. Сожмите в объятиях! Продается эксклюзивно в Salons Shiseido du Palais Royal в Париже. На дамах: обожающих ночь. Избегать: излишества. Rose de Nuit (Serge Lutens) розовый шипр **** Классический розовый ретро-шипр, в стиле свежего, зеленого, с пачульной базой Кориандра и его последователей, с волшебно прозрачной цветочной прохладой, гладкий как галька. Если добавить ноту османтуса, это поможет вам представить рубиновое сияние знаменитого Nombe Noir Лютанса, но вместо этого к розам добавлено множество зеленых нот гальбанума. Разница между Rose de Nuit и Nombre Noir, как разница в том, как белые предметы светятся фиолетовым светом под специальными лампами или под полной луной. В самом деле, подумайте об этом, розовые шипры помогают обнаружить секретную связь между Парфеноном и диско. Они происходят из той же семьи, что и их зеленые мховые мужские собратья, как Paco Rabanne pour Homme. Прекрасный парфюм. (Таня Санчез). Rousse (Serge Lutens) ** анисовая гвоздика Еще один Lutens периода эксцентричности: аккорд глинтвейна с гвоздикой и корицей, смешанного с интенсивной нотой корня аниса (семян моркови?), вносящей свой вклад в совершенную путаницу. LT Sa Majeste la Rose (Serge Lutens) *** хрустящая от свежести роза Ее Величество Роза – это буквально хрустящая от свежести роза, распространяющая воздух сада в лишенном секса английском стиле, посредством большого количества мыльно-лимонных альдегидов и цитронелола. Мне кажется, он хорошо отпугивает комаров, но, понравится ли он вам, зависит от того, как вы относитесь к прямолинейным розам. (Я сама предпочитаю их со стеблями). TS Santal Blanc (Serge Lutens) *** фруктовое сандаловое дерево Между ним и Lutens’s Santal de Mysore, я бы выбрала этот более беззаботный этюд на тему чар сандалового дерева, с его ярким, свежим, цветочным блеском и сладостью изюма. TS Santal de Mysore (Serge Lutens) *** бочонок с ромом Масло сандалового дерева из Mysore, India долгое время было одновременно дешевым и великолепным – вероятно, поэтому его истребили до такой степени, что понадобилась защита правительства. У меня есть небольшой образец натурального масла, с его неповторимым кремовым, кислым запахом пахты (пахта – сыворотка, получаемая при взбивании масла из сливок или сметаны ). Я не имею ни малейшего представления, используют ли в Santal de Mysore его или австралийское сандаловое дерево (совершенно другое растение и материал) или синтетику, поскольку все перекрывается мощным кокосово-карамельным аккордом, напоминающим Samsara, являющимся фантазией на тему рома в дубовых бочках для пиратов в креслах. TS Саррацин (Serge Lutens) кожанно-цветочный ***** Говорят, что бельгийский композитор Guillaume Lekeu упал в обморок когда впервые услышал четвертую часть (chord) Вагнеровского Тристана, и его унесли на носилках. Если бы он был жив и интересовался парфюмерией также как и музыкой, я бы попросил его сесть и приготовил бы нашатырный спирт перед тем как дать ему понюхать Саррацина. Саррацин начинается фантастическим аккордом в меру индольного жасмина. И именно в тот момент, когда вы закончите произносить «Очень мило» и начнете думать «Ну и куда же это цветочная композиция повернет теперь», он начнет быстро превращаться в то, что вам кажется будет темной, минорной кожаной нотой, и сразу после этого удивит вас целым взрывом абрикосов. Кожано-абрикосовый аккорд напоминает мне османтус, и его дуэт с жасмином будет продолжаться много часов. Я был поклонником Лютана с первого дня, но в последнее время было все труднее любить его композиции, которые казались странно громкими, и даже грубыми (незаконченными). Саррацин принадлежит другой лиге, за свой замысел и воплощение, амбициозный, абстрактный, огромный и прекрасный, он поразительно пахнет на коже, не имеет никакого отношения к ориенталистике и с легкостью мог бы быть представлен в эксклюзивной линейке Шанель. Используйте с осторожностью: жидкость окрашена в темно-фиолетовый цвет и окрашивает бумагу и ткань почти также как вино. Лука Турин. Serge Noir (Serge Lutens) * камфорная гвоздика Serge, помимо того, что это имя Lutens, называется тип ткани, во Франции обычно производимой из шелка, поэтому Serge Noir, примерно, означает черная саржа. Вы ожидали бы, что одноименный аромат от экспрессивного Lutens должен стать его окончательным личным заявлением о том, каким должен быть парфюм, т.е. адски восточным. Вместо того, это восточный аромат из ада. Коротко говоря, Serge Noir собрал все недостатки стиля Lutens. Он неистово мощный, такой же, как Gris Clair; концентрируется исключительно на индольных, резиноподобных, нафталиново-камфорных цветочных нотах, как в Miel dе Bois и до меньшей степени во Fleurs d’Oranger и Tubereuse Criminelle; он пресыщающий до отвращения, как Cedre; содержит гвоздику в таких количествах, что вы начинаете думать о дантистах; погружается по самую рукоятку меча во все хиппи клише специй и древесных, создавая всеподавляющий ужас, напоминающий сироп от кашля от китайского травника. Тем не менее, есть ряд показателей, по которым этот парфюм достиг зенита, а не надира (низшей точки ), но я не оцениваю все это относительно культурного контекста и просто говорю, что это кошмар. TS Тubereuse Criminelle (Serge Lutens) **** ментоловая тубероза Если бы Ethel Merman (1908-1984, американская актриса и певица) была цветком, то это был бы он – громкий и гордый. Абсолют туберозы обычно содержит, особенно в начале, беспокоящие оттенки резины и гниющего мяса. Тогда как большинство парфюмов маскируют или устраняют эти потенциально неприятные эффекты, этот их усиливает: ледяной взрыв камфоры, соленый кровавый запах и белый цветочный букет настолько индольный, что вы думаете, что это ошибка, становится сильнее с каждой минутой. Потрясающе. TS Un Bois Vanille (Serge Lutens) **** поджаренный сладкий Начиная с Bois des Iles, парфюмеры противопоставляют сухую строгость древесных сладким гурманским аккордам. Плотно упакованный аромат Un Bois Vanille, построенный по тому же принципу – дерево, амбра, роза, молоко, ваниль, лакрица – подражает одному из самых сложных запахов на земле, атмосфере кофейни (что приводит меня к неожиданному признанию, что кофе – это, в основном, древесный запах). Нам нравятся запахи поджаренного за их сложность, за их аккорд в четыре руки, который они исполняют в тональности дыма и карамели, и ультрафиолет тоже пахнет восхитительно поджаренным, что напоминает мне об истории, которую M.F.K. Fisher (1908-1992, американский писатель по кулинарии) рассказывает о женщине, больше всего любившей съесть маленький кусочек шоколада на булавке, поджаренный дочерна над свечой. Затем из этого обширного сложного запаха появляется красивая мелодическая линия: сладкая мускусная амбра с миндально-анисовым вывертом. Как и многие другие ароматы от Lutens , его, может быть, сложно носить, но он абсолютно достоин того, чтобы попробовать. TS Un Bois Sepia (Serge Lutens) ** свежий древесный Какой контрабандист провез этот туповатый парфюм в линейку Lutens? Внезапное исчезновение индийского сандала с рынка сырых материалов не оправдывает эту банальную переформулировку. TS Un Lys (Serge Lutens) *** зеленый цветочный Симпатичный, хотя, до некоторой степени, обыкновенный, немного скрежещущий белый цветочный (жасмин, ландыш), освеженный зеленью и подслащенный ванилью. Небольшая добавка ветчины, коорая делает лилии такими странными, проявляется больше на бумаге, чем на коже. TS Vetiver Oriental (Serge Lutens) *** ветиверовая амбра Он называется восточным, но воспринимается, как альтернативный универсальный шипр, в котором лесной запах мха заменен необычно живым ветивером. Почти каждый любит ветивер, но его очень трудно прогнуть. Помещенный в восточную структуру, поначалу он отталкивающе сладок, но удивительно эффектен: любопытно, ветивер кажется более свежим, чем когда-либо на этом ирисо-амбровом фоне. На коже он быстро теряет равновесие, поэтому попробуйте наносить его на ткань. TS Shiseido * Basala (Shiseido) После многих перипетий, среди которых и изменение имени (сначала парфюм назывался очень по-японски Basara), долгожданный Basala оказывается довольно сдержанной и интеллигентной мужской туалетной водой, потомком Monsieur Rochas по древесно-чайной линии, с небольшим кожаным акцентом, который напоминает Bel Ami в его первой версии. Не сказать, чтобы Basala совсем не заметен для истории, но для этого отважного парфюмерного Дома – разочарование. (Думается мне, что флакон весьма достойно выражает всю суть этого парфюма. Чтобы носить его, нужны мощные, не подбитые ватой плечи, чтобы нести его: неважно, тела или характера. То же верно и для дам * © Feminite du Bois (Shiseido) Выразительное название этого парфюма позволяет предсказать, что за ним кроется парфюм редкой интеллигентности, и имя не обманывает нас: оно эффективно стирает даже следы стойких привычек. Мы уже убедили мужчин, что они могут показывать свою слабость и это совсем не опасно. Более сложна деликатная задача убедить дам в том, что драгоценные породы дерева великолепно подходят не только для украшения приборной доски автомобиля/яхты или трехдневной щетины. К счастью, этот парфюм служит безупречным примером для желающих это понять. Там, где Parfum Sacre (Caron) остановился, колеблясь в принятии решения, сомневался и упустил свой шанс, – Feminite du Bois наглядно показал, как можно пройти от кедра к розе, не пересекая центра спектра. После этой теоремы попробуйте развлечься в нескольких упражнениях: Shiseido предлагает четыре вариации этой темы: ванильную, мускусную, фруктовую и фиалковую. С великолепной прозрачностью, типичной для Shiseido, проиллюстрировано, что в соединениях этих нот, якобы “противоестественных браках”, нет совершенно ничего неестественного. На мой взгляд, фиалковая вариация близка к идеалу. Пять великих парфюмов сразу! Парфюм с ароматом шлейфа поступил в продажу также в виде шариковой ручки с перезарядкой, идеальной для сумочки. “Вариации” доступны только под арками парижского бутика Salons Shiseido du Palais-Royal, который сам по себе заслуживает специального турпоездки ради атмосферы вокруг оракула, набора карт таро и повозки цыган Zen (Shiseido) *** фруктовый древесный Оригинальный Zen, в черном флаконе с золотыми цветами, был совершенной древесной розой; второй Zen в эллиптическом белом пластиковом флаконе был резким зеленым цветочным; третий, последний, в прозрачном золотом кубе – это лактоновый фруктовый цветочный в ярком современном стиле Badgley Mischka, выполненный на распушенной амбре, более мягкая версия аромата Gucci Rush. TS Sisley Soir de Lune (Sisley) древесно-розовый * Сислей производит два «правильных» запаха, арт-директором которых якобы является графиня Изабель д’Орнано (была одним из создателей Ланком). Оба они дешевые, вульгарные подделки, этот парфюм – Parfum de Peau (кожанный?). (Лука Турин). Eau de Soir (Sisley) дешевый шипр * Вот рецепт приготовления Eau de Soir: возьмите Живанши III, уберите из него все, что поднимает цену формулы парфюма выше чем, скажем, 40 долларов за килограмм и влейте черпак древесной амбры, стойкой настолько, что она может пахнуть на три временных пояса вокруг. Теперь, когда Живанши III опять выпускают, я не вижу никакого смысла пользоваться этим 2.7. (Лука Турин). Tauer Perfumes Le Maroc (Tauer Perfumes) цветочно-восточный *** Довольно впечатляюще для первого парфюма: богатые роза и жасмин на амбровой подложке, парфюмерный эквивалент медово-финикового пирога со специями, с дымными и анималистическими аспектами, вызывающими в воображении тысячу и одну ночь и сказки, рассказанные у камина. Но после такого замечательного вступления запах становится почти невыносимо сладким, хотя заметно использование Тауэром только высококачественных материалов для этого парфюма. (Таня Санчез). L’Air du Desert Marocain (Tauer Perfumes) восточно-ладанный ***** Сладкий запах амбры, базового компонента для классических восточных парфюмов долгое время обогащали ванилью и сандалом, украшали беспорядочными специями, подпирали мускусом, делали соблазнительным и его готовым для употребления, и все мы к этому привыкли, но это уже не первая жизнь (ипостась) амбры. Perfume – изначально значит «сквозь дым», название происходит от ароматических материалов, которые сжигали, чтобы отчистить воздух, а также и дух. L’Air du Desert Marocain – второе творение талантливого парфюмера-любителя Энди Тауэра, после богатой ориентально-розовой Maroc pour Elle. Один хороший вдох обширных пространств этой Пустыни очистит голову от мирской чепухи. Есть что-то особенное в запахе древних благовоний (стиракс, ладан), которые с первого вдоха пробирают даже провинциального американского протестанта, который и не занает, что церковная служба может быть чем-то священным, прекрасным и очищающим, залитым солнечным светом со всех сторон, без теней. Даже не зная названия этого запаха, вдыхая его, я все равно буду чувствовать тот покой, который я чувствовал лишь однажды, когда одним утром проезжал через пустыни Юго-Запада Америки, полная тишина, никакого человеческого присутствия, перевернутая чаша небес бесконечно высоко надо мной, только шалфей да перепелки над коричневой землей. Каждый отдельный объект казался переполненным собой, наполненный до краев, готовый расплескаться от малейшего толчка. Носите этот запах и вы почувствуете как безоблачное небо устремляется ввысь над вами. (Лука Турин) Ungaro * Ombre de la Nuit (Ungaro) Словно монах, периодически уходящий в пустыню, чтобы укрепиться в вере своей, кожаные парфюмы рождают к жизни время от времени спасительные чудесные творения, которые отворачивают их от склонности к комфорту. Представляется, что и первоначальный Knize Ten (Knize) должен напоминать Ombre de la Nuit, пока различные компромиссы с формулой не сделали опрятного муженька из этого сумрачного героя. Ombre de la Nuit очень дорогой парфюм, но я с трудом вижу альтернативу, если кому-то абсолютно необходимо носить парфюм под кольчугой и рясой: Tabac Blond (Caron) почти так же хорош, но более нежен, Cuir de Russie (Chanel) великолепен, но ему определенно не хватает мужественности, Or Black (Morabito) не так четко придерживается традиционной формулы, Peau d’Espagne (Santa Maria Novella) сильно уходит в медицинскую сторону, Bel Ami (Hermes) непринужденно современный. Альтернативы нет: в седло! Явно превосходно на дамах. Избегать: одежды в стиле похорон по первому разряду. Покупать в бутике Ungaro (av. Montaigne, Paris). * Senso (Ungaro) Ловкой уловкой, что – увы! – все более часто применяется в парфюмерии, Senso неожиданно стал совсем сладким цветочным парфюмом. Новая версия еще менее интересна, чем старая. Ungaro pour l’homme (Ungaro) Мужские парфюмы, которые следуют серией, один за другим, и все как один основаны на одной и той же “супер-новейшей синтезированной ноте”, напоминает иногда морской бой: недолет, перелет, правее, левее… После подсчета выстрелов, в цель попал один из тысячи. Вовсе не будучи неприятным, Ungaro pour l’homme прошел выше мишени. На основе той же ноты мацерированной (процесс извлечения аромата из живого растения жировыми смесями. Растение погибает. Описание см. в романе “Парфюмер” Патрика Зюскинда) листвы Fahrenheit (Dior) попал пониже и поточнее. Ungaro pour l’homme воспроизвел её на более древесной, чистой и теплой базе, на мой взгляд, менее интересной. Когда же будет точное попадание? Как почти все его кузены и кузины, очень интересен на дамах. Ungaro (Ungaro) “По мне, сахар – это слишком сильно!”, – написал Ролан Барт. Благодаря Ungaro, теперь это прозрение доступно большему числу людей. Ungaro развил и без того обжигающе-сладкую ноту Loulou (Cacharel) в направлении коробки трубочного табака, ароматизированного медом, чтобы получить великолепный научно-фантастический парфюм, плотный, как нейтронная звезда и диффузный, как красный гигант. Звезды, к которым стоит снарядить космический полет. После Angel (Thierry Mugler), Ungaro – самый стойкий парфюм из ныне существующих: достаточно раз в неделю нанести на одежду, не заливая её. На мужчине: всепобеждающе в гомеопатических дозах. На дамах: не на каждый день, без сомнения, можно надеть вечером, и тут категорически противопоказано переборщить. Van Cleef & Arpels First (Van Cleef et Arpels) От начала до конца этот парфюм – как цветочный банкет на широком экране, с яркими насыщенными красками, каждая деталь прорисована и прозрачна. После роскошного зеленого раскрытия аромата, “сердце” парфюма First – интенсивный аккорд “роза-жасмин”, поддержанный сухими нотами и душистым перцем, которые не дают ему уйти в чрезмерную сладость. Шлейф очень классический, устойчивый и изысканный (официальные данные указывают, что жасмин, бергамот, смородиновые почки, белая лилия и нарцисс сочетаются с ванилью и сандалом). Ему более подошло бы название Last, а не First – так как, похоже, он был во всем своем обобщающем богатстве, чем-то вроде последнего букета в фейерверке великих цветочных парфюмов Gem (Van Cleef et Arpels) Цветной и прозрачный, Gem (Драгоценный Камень, как и все первые ароматы ювелирной компании VCA, имел отношение к ювелирному искусству. Флаконы были сделаны с намеком на кристаллы) играет на гармоничном контрасте между деликатной и приятной персиковой нотой и легким бальзамическим древесным аккордом, грамотно сбалансированными между собой. В совокупности получился очень приятный и стойкий ансамбль, но с нехваткой известной корпулентности, как если бы парфюм голодал и был отрезан от воды. Выпущенный в 1987 году, Gem – это манифест реформистской школы парфюма: в начале восьмидесятых годов композиторы парфюмов разрушили тишину, сочиняя довольно громкие парфюмы; соседи на них нажаловались, и теперь все стали играть вполголоса (как и Gem). Таким образом, женские парфюмы пытаются передать крик, говоря шепотом. Давайте забудем обо всем этом, спойте, пожалуйста, в полный голос Tsar (Van Cleef et Arpels) Tsar без необходимости усложняет ноту яблока “ранет” из парфюма Green Irish Tweed (Creed), соединяя её с многими классическими нотами, и получает, словно ребенок, играющий с акварельными красками, цвет, в котором смешаны коричневый, зеленый и серый – цвет под названием “Не получилось! Еще раз!” * Van Cleef (Van Cleef & Arpels) В настоящее время (1994 год), парфюмерный синтез изучает сладкие, стойкие и съедобные запахи: химики хотят найти потомка славного ванилина и без передышки ведут раскопки в десертах и сладостях. Это позволяет, сознательно или нет, водить за нос наши привычки. Так же, как преступнику достаточно сбрить усы, чтобы стать неузнаваемым, так и малейшее изменение знакомого запаха позволяет ему превратить свое обыденное существование в роскошную жизнь парфюма-инкогнито. Странное создание Van Cleef & Arpels прячется среди бела дня, как похищенное письмо в рассказе Эдгара По: можно быть рядом с ним тысячу раз за день, не узнавая его. Чтобы раскрыть этот запах, достаточно хорошей памяти. Рискуя испортить удовольствие тысячам энтузиастов-сыщиков, дам наводку: мягкая карамель. Yves Saint Laurent * Champagne (ныне Yvresse, Yves Saint Laurent) Согласно текущей тенденции, Champagne – это духи декрещендо, которые спорят несколько минут, прежде чем послушно подчиниться разрушительному действию времени. Захватывающий начальный аккорд перезрелых фруктов и орехов напоминает скорее запах бургундского Meursault, на следующее за праздником утро, чем запах охлажденного шампанского вина, – но это удовольствие кратко: преждевременно утомленный, Champagne падает в финале телом старого шипра неизвестного возраста. Этот отказ – признание бессилия. Медленный отход от Идеи, заложенной в безобидных начальных нотах, которые составляли загадку снятого с производства парфюма Chypre (Coty, 1917), привел к тому, что очарование утеряно. Фактически, парфюм Y (Yves Saint Laurent) уже в 1964 году стал “зеленым лучом” (очень редкое природное явление: последний проблеск солнца, садящегося в море, вдруг – зелёного цвета) шипров, тонущих за горизонтом. Курьезно, но Champagne, эта цитата цитаты, отправился к праотцам, которые тоже не смогли. Парфюмы Золотого Века (Miss Dior, Arpege, Caleche, Femme) походят отныне, после “модернизации”, на декорации “Американца в Париже”: сказали бы, что красавица Франция посинела, стоя в витрине. Возможно, для поколения, которое никогда не слышало настоящего фруктового шипра (вроде настоящего парфюма Diorama), Champagne покажется элегией. Для меня это – эпитафия Jazz (Saint Laurent) Менее резкий и контрастный, по сравнению с тем, чего ожидаешь от его прекрасного черно-белого флакона, Jazz вновь берет ту интересную ноту “табак и яблоко”, что мы слышали в Green Irish Tweed (Creed) – хотя и в усеченном и не таком фруктовом виде – и располагает его в том классическом окружении, которое указано еще его давним предком YSL for man. Не то, чтобы неприятный аромат, но в итоге “все отлично, как обычно”. Jazz существует теперь в версии Jazz Prestige, которая отличается от обычного “седана” лучшим исполнением и поднятой ценой. Будем терпеливо ждать Jazz Turbo Diesel 4?4 Kouros (Yves Saint Laurent) Великолепное исполнение фужерной темы, Kouros – это ольфактивный аналог удара гонга, звук которого не имеет “высоты”, поскольку захватывает весь звуковой спектр. Амброво-кожаный шлейф, одновременно мрачный, нежный и очень пудровый, окружен аурой чистой ноты, напоминающей аромат кожи и волос мужчины. Этот шаткий баланс между химическим и человеческим тем не менее отлично работает – и делает Kouros Ароматом Очень Странного Мужчины последнего двадцатилетия. Только Yves Saint-Laurent в состоянии осуществить подобную смелую “выходку”, никого не шокируя этим. Уникальный и неподражаемый парфюм. На дамах: идеальная дневная туалетная вода. На мужчинах: нужно знать свою дозу Opium (Yves Saint Laurent) Я уверен, что каждый, как и я, помнит, когда он впервые услышал аромат Opium. Это было похоже на некое внезапное открытие, – например, бобра натурально зелено-малахитовой масти. И особенно забавно, что его наркотическое имя отражало вызываемое им желание: нюхать его снова и снова, и немедленно. С тех пор, он проник во все уголки земного шара, тогда как центром мира, после многочисленных восторгов и расточаемой лести, он был отвержен. Более того, несчетное количество пряных ориентальных парфюмов были брошены на эту зияющую амбразуру, чтобы показать, чего именно в Opium не хватает. Крайне малодушным решением он, кажется, был смягчен, чтобы извлечь пользу из уроков времени, хотя для этого не было малейшей нужды. В 1978, он был откровением. Сегодня это просто очень хороший парфюм. На даме: дневной парфюм. Избегать: стразов, дорогих мехов Paris (Yves Saint-Laurent) Описывать Paris, как это обычно делается, мол, это парфюм на тему розы, явно недостаточно для его полного понимания. Его очевидная оригинальность – в создании успешной оркестровки вокруг глубокой и иридесцентной ноты, будто взятой из современного Jardins de Bagatelle (Guerlain). Последний предлагает на её основе кисловатый и холодный аккорд, который проявляется немного нудно и утомительно; Paris с самого начала балансирует на базе сладкой и пудровой нот, а затем блистательно объединяет эти две крайности нотой розы, единственной нотой, способной создать связь между рахат-лукумом и геранью. Произведение – элегантное, сияющее и немного вульгарное. Не будучи незабываемым, Paris – очень хороший парфюм. Очень красивый флакон в виде ограненного хрустального яблока. Избегать: стиль “dadame”. Paris (Yves Saint Laurent) неистовая роза **** Запахи, как музыка и мода, достигли беспрецедентного уровня помпезности в восьмидесятые: огромные подплечники, длинные волосы, бессмысленная музыка, и слишком, слишком громкие парфюмы – поэтому в девяностые все стали носить cK One и L’Eau d’Issey, которые быстро компенсировали все эти годы злоупотребления парфюмом. До сих пор многие думают, что они ненавидят духи вообще, потому помнят только Пуазон, Опиум, Джиорджио и Париж, зенит (или надир, в зависимости от того, вы на это смотрите) розы в парфюмерии. Я слышал, что это роза, составленная из ионинов, замечательного материала, пахнущего фруктами, пудрой и древесными нотами одновременно. Побрызгайте Париж на бумагу и вы почувствуете сильный, богатый, почти винный запах. Он пахнет значительно более сложным букетом, чем простой солифлор, и напоминает мне те букеты невесты, которые некоторые флористы конструируют, располагая лепестки дюжины цветков вокруг общего центра, создавая розу Франкенштейна размером с хороший кочан капусты. Через час вы наконец можете начать дышать и можете почувствовать в облаке сладких и древесных нот ручейки запаха, напоминающие перемежающиеся розовые и зеленые ленточки: это нежная и пудровая мимоза и пронзительные фруктово-зеленые ноты. Великая София Гройсман (Ивресс, Трезор, Eternity, Calyx) создала этот аромат, и он знаменует собой абсолютный конец определенного направления, точку, за пределами которой невозможно создать более громкую, огромную, сложную розу. С этого места возможно только изменить что-либо путем вычитания, не добавления. Замечательное, прекрасное чудовище. Я нанесла его на кожу легкомысленно, когда впервые увидела духи в универмаге и быстро поняла, что совершила социальную ошибку, когда заметила, что люди шарахаются от меня на улице и в лифте нашей компании. Купите его и брызгайтесь на свой страх и риск. TS * Rive Gauche (Yves Saint Laurent) Благодаря Rive Gauche (Левый Берег), смертные наконец-то смогут познать аромат мыла богини Дианы. Настоящая эмблема 70-х годов 20-го века, эта соблазнительная реинтерпретация той же новаторской металлической ноты, что и в менее удачном парфюме Calandre (Paco Rabanne) принадлежит к немногочисленной категории скульптурных парфюмов. Его воздушно-серебряные формы без единого шва, сначала сокрытые белыми пудровыми нотами, вскоре разрывают пелену и обретают всю свою высоту через час. Как и парфюм Chamade (Guerlain), Rive Gauche поддерживает особые отношения с интенсивностью: чем больше проходит времени, тем чище становится его красота, словно смягчаясь, он позволяет свободнее изливаться внутреннему свету. Произведение искусства. Отличный пример полного согласия между формой и содержанием, его флакон в металлическую и синюю полоску, драгоценный и в то же время беззастенчиво “промышленный”, и сам по себе, без парфюма, шикарный предмет. Парфюм, кажется, слегка превосходит в качестве туалетную воду. В последнее время Rive Gauche, кажется, изменился в сторону чуть ближе к “медицинскому” звучанию, и чуть подальше от “мыльного”. Ноты Rive Gauche хорошо заимствуются в упрощенном виде для продукции для ванной – для тех, кто решил пользоваться одним парфюмом всю свою жизнь. Для мужчин: в малых количествах совершенно. На дамах: скорее вечерний аромат. Rive Gauche (Yves Saint Laurent) ***** эталон розы Вероятно, лучший цветочно-альдегидный аромат всех времен, Rive Gauche был создан в 1969 году Jacques Polge, прославившимся творениями для дома Chanel, и в 2003 году был перевыпущен усилиями Andrier и Jacques Hy, работавших в Givaudan. Я совершенно не представляю для чего в YSL решили его изменить и, в принципе, сожалею о любом изменении или усовершенствовании такого шедевра. Равновесие между цитрусовыми, розой и зелеными нотами, опиравшееся на темный смолистый фон в старом RG, было удивительно прекрасным. У меня есть старый образец (ок 1980г) и новый. Сравнивать очень легко, потому что красивый, не пропускающий свет металлический атомайзер – наилучший контейнер для долгосрочного хранения. Старая и новая версии различаются c самого начала: у старого RG в верхушке есть дегтярная нота, которая формирует темный драматичный тон для всей композиции. Сердце очень похоже у обоих, и «форма», как сказал бы Edmond Roudnitska, тоже сохранена. Новый RG легче, ярче, фруктовее. Некоторые из этих эффектов, вероятно, объясняются нестабильностью цитрусовых альдегидов в старой версии. Парфюмы становятся более похожими друг на друга примерно через час. Старый RG имеет странные, похожие на пластик ноты в сердце, которых нет в новом. Далее на пути к базе они следуют параллельными дорогами на небольшом расстоянии друг от друга, и, по моему мнению, новый вариант вполне на уровне. Если бы я должен был описать разницу в целом, я бы сказал, что старый RG был более медицинским, а новый стал более сьедобным. Оба отличные ароматы. Попробуйте новый, но если вы действительно предпочитаете старый, его еще долго можно будет приобрести на eBay и других вебсайтах. LТ Y (Yves Saint-Laurent) Великолепный классический Y – первый парфюм Дома Yves Saint-Laurent. Это один из редких парфюмов (вместе с парфюмом Futur (Piguet), ушедшим, к нашему сожалению, в прошлое), не позволивший себе ни одной сладкой ноты и сохранивший бесспорно женский стиль 50-х годов. Сегодня он является несколько устаревшим, но остается лидером среди Зеленых Шипров, категории элегантной и строгой. Очень нарядный и элегантный, но немного старомодны YSL pour homme (Yves Saint-Laurent) Если и существует где-либо область, в которой экономия к добру не приводит, так это мужская парфюмерия. Как много мужских парфюмов недавних лет стали провальными творениями только из-за того, что их формула была рождена в тандеме лаборанта и бухгалтера! YSL относится к той щедрой эпохе, когда синтетические ноты использовали не оттого, что введен “сухой закон” и бюджет урезан. Входящий в линию парфюмов, которых я называю “синеватыми”, в честь возглавляющего эту группу Aqua Velva (Williams), YSL показывает, что он одновременно может быть космическим, чистым и в высшей степени комфортабельным. Можно будет слышать в коридорах 2001 года (разумное предсказание). Совершенный. На мужчине: в стиле не-слащавого ретро очень элегантно. Ароматы-одиночки Alberta Ferretti (AF) ** шоколадная амбра Семнадцать лет и несколько сотен клонов Ангела спустя, парфюмерам по-прежнему дают указания бесконечно тасовать одну и ту же колоду карт, состоящую из двоек и троек, в надежде на флеш-рояль. Этот, проигравший все фишки, парфюм является гибридом шоколада Ангела и амбры Теоремы Фенди, без веселья первого и серьезности второго. LT * © Angel (Mugler) По слухам ожидалось, что Angel являет собой парфюм детского направления вокруг обожаемой этими ангелочками ноты шоколада. Подставьте под него щеку в ожидании нежной ласки, и получите Ангельскую пощечину, наивный вы человек, – никогда не верьте газетным цитатам и вырезкам! Эффект совершенно неожиданный: Angel революционно изменяет таксономию ингредиентов кондитерской, рассматривая их уже с точки зрения химика или ботаника. С вкусовыми подходами, вроде “шоколад нужно сочетать с ванилью”, покончено. Шоколад здесь рассматривается, как резко-камфарная нота, так, как на него смотрел бы сельский житель Мексики. Шоколад формирует древесный стержень парфюма вместе со смолистым фруктом, напоминающим манго. Фрукт этот, вместе с металлической нотой, образует основание парфюма; это нота, звучащая в середине между яблоком и разрезающим его ножом, постепенно приводит нас к интенсивному фужерному аромату, и затем возвращается снова к шоколаду меж холмов землистых нот. Фужерная нота дает ключ к разгадке линии развития этого редкой интеллигентности парфюма: Angel – четвертый потомок в генеалогическом древе, основанном Fougere Royale (Houbigant), Canoe (Dana) и Brut (Faberge). Angel – обладатель не только бледности и l’insolence наглости, но и славы своих предков. Очень великий парфюм. Внимание! Angel – чрезвычайно сильный парфюм, следите за дозой, особенно в концентрации “парфюм”. Все флаконы – великолепны. Мой любимый – лежащий, в виде морской звезды. На дамах: вечером, под молочным неоном, как современная альтернатива Youth Dew (Estee Lauder). На мужчинах: безукоризненно, в сверхмалых дозах. * Ambre (Tan Giudicelli) Благородный и приятный парфюм ориентального направления, оттеняющий старое потускневшее золото, представляя собой что-то вроде патины Bal a Versailles. Рекомендую. Ambre (Baldessarini) * дерьмовая амбра Это сделали те же, кто создал удивительный Hugo Boss Baldessarini? Печальная шутка, не различим из сотен других. LT * a Witness (Jacques Bogart) Странное творение – этот парфюм-гибрид, помесь мужской туалетной воды загорелого красавца и ароматного домашнего попурри в американском стиле (апельсины, утыканные гвоздикой). Впечатление, как от встречи с приятным красавцем-жиголо среди кресел-диванов-пуфиков, выбранных не им, а его богатой покровительницей. Примитивный и соблазнительный. Очень хорош на дамах. Bal a Versailles (Jean Desprez) Названный, как и картина Рене Магритта, парфюм Bal a Versailles имеет рискованный и безрассудный гранд-характер. Подобно ослепительной красавице в бальном платье, танцующей с босыми ногами под вспышками фейерверка, парфюм играет сразу с двумя капканами: излишества и вульгарности – показывая одновременно и сцену, и закулисье яркого грандиозного праздника. Наберитесь терпения, парфюм проявляет себя не сразу, а по крохам. Прелестная упаковка, миниатюрный флакон 1/8 унции выглядит как драгоценность. При возможности, купите духи вместо туалетной воды. Можно использовать как дневные духи, но в маленьких дозах, чтобы была слышна лишь отдаленная музыка шлейфа * Boss Spirit (Hugo Boss) Элегантная настойка из липы и мяты, которая удивляет своей начальной нотой свежескошенной травы. Приличный и не вульгарный парфюм нельзя испортить популярностью, поэтому давайте назовем этот парфюм немного банальным и трафаретным Boudoir (Vivienne Westwood) розовый шипр * Приторно сладкое искажение Miss Balmain, приближающееся к запаху освежителя воздуха для автомобилей. (Должен быть назван Бидэ, а не Будуар). Тошнотворный, но не лишенный интереса. Мои первые мысли, когда я впервые его понюхала: «Хотя бы он не фруктово-цветочный». Поддержание высоких стандартов – это каждодневная битва. (Таня Санчез). Brioni* (Brioni) *** классический цитрус Не сулящий особых приключений, стильный мужской парфюм, созданный из хороших материалов. Первые несколько минут цитирует Eau Sauvage, перед тем, как композиция перейдет к плотному, добротно сконструированному древесно-цитрусовому сердцу. LT *В конце 2009 года в московском бутике Brioni этот парфюм стоил 17 400 руб. за 100 мл Brut (Faberge) Для понимания Brut, следует вспомнить, каких усилий стоило изменение точек зрения, позволившее нам сегодняшним, переходить в музее от импрессионизма Ренуара к поп-арту Лихтенштейна, не чувствуя несообразности. Обонятельный эквивалент джинсов, одновременно дешевый и драгоценный, повсеместно доступный и отличительный признак, первый поп-парфюм разбрызгивал в своем времени правила хорошего тона. Происходящий от фривольного и терпкого Canoe (Dana), Brut был первым мужским парфюмом, освобожденным от древесных и цитрусовых штампов недорогих парфюмов. Он заложил основы нового “бедного”, решительно брутального искусства, выражающего эстетику оглушительно дискотечного звука и неоновых огней. Парфюм-памятник. На мужчине: для тех, кто не опасается прослыть “вульгарным”. На дамах: как дневной парфюм – совершенен. Превращения его экстраординарного украшенного и одновременно тщедушного флакона образуют самостоятельную главу в промдизайне последних двадцати лет. Я предпочитаю, разумеется, оригинальный стеклянный флакон-графин, с медальоном на цепочке вокруг горла флакона Cologne Noire (VC&A) *** лимонный перец В продаже сейчас находится порядка 43 парфюмов, содержащих в названии слово Noir (черный) или Noire, большинство из которых появились относительно недавно, что указывает на мини-тренд в действии. Этот аромат изначально вас дурачит, заставляя думать, что является обнадеживающе скучным, травянисто-древесным мужским ароматом для робких представителей делового мира. Десять минут спустя он превращается в продуманный до мелочей, высококачественный пример того, как парфюмер Марк Бакстон заслуженно почивает на лаврах найденного им стиля: легкая, прозрачная, древесно-перечная композиция. Не потрясающая до глубины души, но свежая, бесстрастная, спокойная, долгоиграющая и очень приятная в использовании. LT Chinatown (Bond №9) гурманский шипр ***** Решительно старающаяся расположить к себе публику фирма Бонд №9 произвела свой первый и пока единственный шедевр. Сочиненный молодым Aurelien Guichard (сыном великого Jean of Roure, теперь Givaudan), это один из тех запахов, которые с первого мгновения пахнут настолько неотразимо и непреодолимо прекрасно, что единственным здравым ответом ему будет любовь с первого взгдяда. Чайнатаун одновременно кажется странно знакомым и очень неожиданным, как если бы слова знакомой песни о любви переделали в новое стихотворение, все еще трогательное, но совершенно не предусмотренное автором. С одной стороны он пускается в погоню за классикой, надменными зелеными шипрами типа Кабошара, Живанши 3 и первого Шеррера. С другой – в нем есть странная, почти медицинская нота, напоминающая слюноотделительный запах сушеных фруктов в Пруноле, базе сделанной Эдмоном Рудницка для несуществующей уже фирмы De Laire. Эта комбинация производит впечатление шаткого, но совершенно убедительного баланса между холодностью и любезностью, как личность полная шарма, но опасная для знакомства. Некоторым он кажется слишком сладким. На мой вкус, он пахнет как уголок в маленькой французской бакалейной лавке в летнее время, это то место, где запах натертого воском паркета сливается с запахом спелых персиков. Сокровище в прекрасном флаконе. LT Grey Vetiver (Tom Ford) *** мыльный ветивер Достойное дополнение к грядке с хорошим ветивером (Guerlain, Malle, Givenchy). Необычно сложная, отполированная до блеска, меланхоличная композиция, намыленная и хорошенько отскрябанная вопреки рафинированной древесно-мускусной предыстории. По духу она близка замечательной свече Vetiver de Java от Patricia de Nicolai. LT Grey Flannel (Geoffrey Beene) Букеты фиалок прекрасны отчасти и контрастом между благочестивым бархатом цветов и глубокой зеленью окружающих их листьев. Grey Flannel перемещает этот образ в ольфактивную область, связывая вместе красивую и несладкую ноту фиалки с резким зеленым облаком, напоминающим запах скошенной травы или аромат mesclun (смесь из разных сортов салата и ароматических трав). Сначала мощно и верно сбалансированный, со временем изменяется хоть и приятно, но немного неуверенно; парфюм быстро обедняется, приходя к более тусклым и менее богатым нотам. Немного утомителен * Gaultier (Jean-Paul Gaultier) В жестяной коробке и флаконе с корсетом, скопированным с классического парфюма Schiaparelli (скорее всего, это был Shock), фруктовый пастельный парфюм для девушек, в стиле клетки попугайчиков. Дает полномочия на пятнадцать минут славы, но не более того * Courant d’Air (Agnes B.) Симпатичные духи без амбиций, основанные на лакомо-свежей ноте горького миндаля. Избегать: стиль экс-bab в возрасте сорока лет Chevignon (Chevignon) Конвульсивный случай англо-саксонской глоссолалии (особый вид расстройства речи: произнесение бессмысленных сочетаний звуков, сохраняющих лишь признаки связной речи (темп, ритм, структура слога и т. п.)), брэнд Chevignon решил запрыгнуть в парфюмерный вагон. Центр парфюма – устричная нота, которая теперь приводит в ярость, в данном случае оттененная уксусом на травах Прованса. Один раз понюхать – с блоттера Calyx (Prescriptives) Calyx – собрание кисловатых, фруктовых и переливчатых нот, с доминантой грейпфрутовой сернистой ноты, которые немного отдают парикмахерской. Ассоциируя парфюм с линией по очищению кожи, мы ожидаем от него чистоты, обнаженности и отсутствия макияжа. Парадоксально, несмотря на свое богатство и претендуя на естественность, он создает впечатление гигиенической маниакальности, нежели артикулированной чистоты, заставляя думать об интерьерах псевдо-буколических сельских домов, с подобранными в тон комплектами тканей и декоративными плетеными венками, в таких домах сразу видно, что фрукты в корзине несъедобны. Donna Karan Gold лилиево-амбровый ***** Хотя этот парфюм скорее всего не породит новой тенденции (как Beyond Paradise, J’Adore или Tommy Girl), Gold один из гарантированно женственных запахов, свалившихся на нас с небес за долгое время. Запах лилий обворожителен, в нем смешивается знакомый водянистый, зеленый и индольный аромат белых цветов с прикопченым запахом соленой пасхальной ветчины (это католическая традиция, насколько я понимаю), заметив который однажды, вы уже не в силах его забыть. При помощи дымного запаха амбры, Gold балансирует между чем-то свежим и сухим, зеркальной гладкостью и грубостью наждачной бумаги. Кажется, что он вращается по восходящей, как тональные аудио-иллюзии (?), звук которых, как кажется, поднимается все выше и выше, хотя это всего лишь повторение звуков. Минимально украшенная композиция позволяет сконцентрироваться на этом эффекте, не отвлекая вас. Бесспорно запах на каждый день, сдержанный достаточно для того, чтобы хорошо сидеть и на мужчине без излишней вычурности. (Таня Санчез). * Ettore Bugatti For Men (Bugatti) Конструктор модели Molsheim, реинкарнированной в Италии, предлагает гамму продуктов марки “de luxe”, в состав которой входит эта приятная туалетная вода. Guerlain не отрекся бы от неё несколько лет тому назад и тем более – не осудил бы, т.к. более всего она напоминает помесь двух герленовских Грандов: Vetiver и Habit Rouge. Лучше купите себе у них модель EB112 (концепт-кар 1993 года) Eau d’ Ambre (Prada) ** амбровый одеколон Дорогие материалы, но скучная, идентичная одеколонной, структура с амбровой базой, не отличающаяся стойкостью. Зная это, кто стал бы на него раскошеливаться? LT Fleurs de France (Pinaud) И ласковый, и терпкий, этот классический, недавно переизданный “фужер” помещается точно в середине между Brut (Faberge) и Canoe (Dana). Весьма приятный * Fendi Uomo (Fendi) Парфюм из категории “Пряный фужер”, украшенный интересной смолистой нотой, которая очень ему идет. Для тех, кто не осмеливается надеть Coco (Chanel) или Teatro alla Scala (Krizia). Красивый флакон в виде чернильницы стиля Art Deco * Fantasme (Ted Lapidus) Беда в парфюмерии, как и в жизни, не приходит одна: засаленный и бедный парфюм, цвета испортившегося ликера (так же, как и упаковка), заключен в безобразный флакон, назван, как розовый телефон, и имеет слоган редкой самодовольности (Парфюм бессознательного). Действительно, этот парфюм можно надеть, лишь находясь без сознания Jil (Jil Sander) ** скучное ретро В парфюмерном ряду Jil Sander по праву находится много подчеркнуто сдержанных, но элегантных, добротно созданных ароматов, которые наводят на мысль о рекламном слогане Stella* «обнадеживающе дорогие», но только с ответвлением в «тревожно дешевые»: композиция, вобравшая в себя одну четверть Kenzo Amour, три четверти Allure и пахнущая выхлопами из прачечной. LT *слоган из рекламы пива Stella Artois Je Reviens (Worth) Je Reviens открывается как адажио концерта для гобоя: медленное оркестровое вступление окружающей ночи, как будто освещенные кое-где уличными фонарями остатки главной темы, и вновь мы окунаемся в темноту; и вновь лишь тишина под звездами. Внезапное появление рядом уникальной ноты Je Reviens, зеленой и непрозрачной, похожей на светящуюся лиану, которой постепенно следуешь, пока она разматывается; все более ясно извиваются её контуры. Но затем парфюм приходит к своему великолепному главному преимуществу: среди всех творений искусства, он единственный, кто избежал необходимости заканчиваться. Мелодия Je Reviens продолжается, скрываясь вдали. Классика, которая преодолеет все жанры, стили и эпохи. Идеален для стиля с намеком на «синий чулок» Lords (Penhaligon) Как выдержанное Douro (сорт португальских вин очень богатого аромата и тела), это соблазнительное творение увековечило парфюм холеного аккуратиста начала века. Возвышенный, шелковистый и серьезный, как аккорд на органе, он всем своим существом излучает не холодность, но элегантную меланхолию. Его ноты очень хорошо увязаны меж собой, лишены агрессивности и приятно стихают. Наносить на кожу, без излишеств. Прекрасная упаковка. Избегать: тем, кто и так одевается в британском стиле * Le Parfum (Sonia Rykiel) Этнос пряных парфюмов обсуждает необычную проблему: все эти брюнетистые создания с бронзовыми телами одинаково пригожи, как нимфы, соблазнявшие песнями моряков Улисса; кто же из них будет наследовать легендарному парфюму 7eme Sens (Sonia Rykiel)? Le Parfum (Sonia Rykiel) выделяется из своих коллег ёмким фруктово-древесным аккордом в начальных нотах парфюма, более тропическим и даже похожим на Sublime (Jean Patou) и Anthracite (Jacomo). И в то же время, центральная пустота его замысла точно соответствует контурам классического пряного парфюма. Чтобы не перегружать формулу, надо было оставить что-то на берегу. Очень умно, Le Parfum решают отказаться от лобового стиля решения парфюма. Результат – наилучшие духи этой категории Land (Lacoste) Жиденько разведенная реинкарнация чудесных итальянских туалетных вод конца 60-х годов (типичный представитель Silvestre от Victor), Land соблазняет простотой и вполне оригинальной, но несколько тощей пряной нотой, и потому напоминает освежитель воздуха из серии “саванна”. Все вместе: снимок, на котором охота на льва осталась за кадром. Зато флакон оригинальный * La Prairie (La Prairie) Со своим именем клиники выведения шлаков и стальной упаковкой, La Prairie переводит на ароматный язык идею нетронутого и чистого пространства, заключенного в каждом экземпляре часов, которые экспортирует Швейцария. Согласно современному парфклише, чистота подразумевается в мощной дозе “металлической” ноты, которую успешно запустили в народ создатели Eau d’Issey. Для успокоения пациента, создатели La Prairie уравновесили эту хирургически бестеневую белизну нотой меда и щедро заполнили три центральные октавы очень мощным цветочным аккордом. Таким образом, центр тяжести парфюма оказался в нужном приятном месте и первое впечатление – ослепительное! Однако составляющие парфюм ноты таковы, что минимальный выход из равновесия в сторону резкости приводит к пост-сверлящему эффекту: ощущение сродни тому, что чувствуешь, когда заканчивается действие зубоврачебного лидокаина через час после бора дантиста. * La Perla (La Perla) Этот бренд соблазнительного женского белья дал свое имя цветочно-смолистому парфюму на основе несколько угловатой розовой ноты, выпущенному как раз вовремя, чтобы занять свободное место, долгое время покинутое парфюмами 7-eme Sense (Sonia Rykiel) и Ellipse (Jacques Fath). Очень в духе 80-х, но отлично сделан и как минимум, необычен. Близок по духу Rose de Nuit (Shiseido), но жестче и менее прозрачен Missoni (Missoni) ***** цветочный калейдоскоп Maurice Roucel с течением времени утвердил себя как мастер композиции на обоих концах парфюмерной шкалы времени. Tocade, его эссе в парфюмерии малых форм, звучал одним аккордом, практически не изменяясь во времени и был тем более замечателен, потому что достиг абсолютно нового эффекта, используя только хорошо известные исходные материалы. Его различные композиции крупных форм (24, Faubourg; L’Instant; Insolence) демонстрировали растущее мастерство противопоставления, которое дает возможность носу фокусироваться на слоях, находящихся на различных глубинах. Некоторое время назад я разговаривал с Roucel и он рекомендовал мне попробовать Missoni, при этом он говорил с необычным для него энтузиазмом. Когда пришла посылка, я был поражен бедным уродством флакона, и спрашивал себя, неужели Raucel еще раз, как и в случае с Lyra by Alen Delon, позволил одеть свою лучшую работу в дурацкую одежду. Похоже Missoni повезло. Я не знаю будет ли он продаваться через 10 лет, но я запасусь этим парфюмом так, чтобы мне хватило его до конца жизни. Это один из наиболее совершенных ароматов за последние годы, уникально сочетающий в себе вертикальные и горизонтальные элементы парфюмерной шкалы. Поначалу вы принимаете его за совершенно очаровательный гибрид Tocade и Beyond Paradise. Несколько секунд спустя вы понимаете, что он развился до следующего аккорда, с такими же совершенными верхними нотами, сердцем и базой, затем к следующему и к следующему аккордам, и каждый при этом развивает свой широкий размах от свежего до сладкого, и каждый не похож на другой. Примерно посередине пути, когда вы меньше всего этого ожидаете, Missoni прыжком приходит к светлому, почти ментоловому аккорду. В результате появляется сверхъестественное ощущение, как будто аромат является живым существом, удивительным образом изменяющимся с течением времени. Большинство парфюмов – это быстро меркнущие фотографии, этот же – как кинокартина. LТ Narcisso Rodrigues for Her (Nаrcisso Rodrigues) **** сияющий древесный Одна из опасностей относиться к парфюмам серьезно как к произведениям искусства – забыть в какой-то момент для чего они предназначены. Некоторые ароматы, хотя и не имеют к искусству никакого отношения, отлично работают, если их применять согласно инструкции: оросить ими привлекательную женщину. Такой была Organza by Givenchy – банальное повторение всех ванильных клише, но нетребовательная, легкая и убийственно эффективная. Другим был Talisman (Balensiaga), который заставил воспринимать вульгарность как заслуженный отдых от хорошего вкуса. Одним из последних таких парфюмов стал Narcisso Rodrigues. Если разбирающийся критик попробует его с блоттера, то это будет лишь очередной древесно-восточный аромат, который напоминает описание музыкальных сочинений Танеева – “оригинальный как спичка в спичечном коробке”. Но дайте Narciso Rodriguez тому, кто вам нравится и прислушйтесь к тому, как она проходит мимо. Тогда вы поймете, что некоторые ароматы как гравитация – надежно вырабатывают силу притяжения, которая работает изо дня в день, необъяснимо и без суеты, хотя теорий, пытающихся ее толковать, множество. LT Запоминающийся, в основном, за сочетание большого количества несколько мужеподобных пачули и мускуса с резким химическим запахом цветов апельсина. ТS No. 9 (Cadolle) Маленький герой Давид, стоящий прямо напротив Голиафа на Рю Камбон (rue Cambon, штаб-квартира Шанель) в Париже, дерзкий Дом Cadolle гордо нарек свой единственный парфюм типично шанелевским именем. No 9 – прекрасное сооружение, очень богатое, стоящее между старинными парфюмами Emeraude (Coty) and Je Reviens (Worth). Мощный и пудровый, он медленно дрейфует в сторону очень приятного и нежного шлейфа. Классический парфюм, хоть и немного традиционный. Pithon (Trussardi) Нелепо названный Питон – бедный и очень далекий пудрово-сладкий родственник замечательного парфюма Habanita (Molinard). Питон должен быть запахом автомобильного освежителя воздуха, который болтается на зеркале заднего вида в московском такси. Знаете, такой в виде нарисованного на картонке дерева? * Peau d’Espagne (Santa Maria Novella) Произведения этой почтенной аптеки и парфюмерной лавки Santa Maria Novella (названной в честь одноименной церкви во Флоренции – они рядом стоят) стали импортировать во Францию не так давно. Они датируются той до-классической эрой, когда заслуги парфюмера измерялись богатством и навыком исполнения общеизвестной формулы парфюма. Обширный диапазон парфюмов от Santa Maria Novella наводит на мысли об обычном наборе галантных и захватывающих танцев королевских балов, среди которых Peau d’Espagne (Испанская Кожа) является торжественной сарабандой. Этот красивый кожаный аромат, неясный и смолистый, – тот возврат к порядку, который в нашу эру ольфактивной претенциозности нужно приветствовать радостными салютами. Что бывает чрезвычайно редко, Peau d’Espagne существует в версии “экстракт”, без добавления алкоголя, в очаровательном миниатюрном флаконе “арт-нуво”. Rush (Gucci) Gucci довольно долго все делает верно, оба парфюма Envy стали ориентирами для поколения парфюмеров – и мы многого ждали от нового парфюма этого Дома. Первый же вдох стал шоковым, я узнал и не узнал его, как знакомое, но давно забытое лицо, и я провел несколько минут, ковыряясь в памяти в поисках первого впечатления… Dioressence! Но не целиком, заметьте, а лишь та часть, которую я любил, и которая в Dioressence возникала спустя 2-3 часа развития парфюма – и ощущалась как легкое теплое дыхание, которое шепчет безумные вещи прямо в ухо. Это дыханье вернулось, но теперь сильное, громкое, непреодолимое, как душный ветер, не дающий никому уснуть и замышляющий что-то неосторожное… Очарование этого аромата целиком рукотворное, полностью искусственное, никакого упоминания Природы – цветов, фруктов и т.д. Эта штука пахнет как человек. Чтобы быть точным, благодаря молочной ноте lactone, парфюм пахнет как дыхание младенца, смешанное с брызгами волос его матери… Rush (Порыв), как любое великое искусство, может создать тоску, а затем заполнить тоскующую душу ложными воспоминаниями о придуманном прошлом… * Ruban Noir (Stephane Coty) Stephane Coty должен остерегаться: повторное появление этого прославленного имени может привести к бунту. Какое волнение! Потомок создателя парфюмов Ambre Antique, Chypre, Emeraude и Jasmin de Corse снова среди нас! Я ничего не знаю о его проектах, но я готов пересечь всю страну, ради одного из этих чудесных парфюмов. Но Ruban Noir – это сорт архаичного Jicky, тяжелый, как клинок рейтара. Трудно представить себе еще менее модный парфюм. Ruban Noir – парфюм, наиболее верный грубой чувственности французской парфюмерии Золотого Века. Даже если вы не осмелитесь носить его, необходимо купить Ruban Noir, чтобы дать возможность Стефану Коти выдворить эти ольфактивные побрякушки за пределы Франции. Очевидно, что в вопросах выживания бизнеса он рассчитывает скорее на Святой Дух, нежели на широкое распространение – я встретил его парфюм в парижском Bon Marche Rubj (veroprofumo.com) тусклая роза **** Rubj – цветочная композиция Веро Керн, бледная, солоноватая роза, с очень уютным аккордом розы и жасмина. По характеру напоминает Одалиску Николаи, только более теплую и фруктовую. Рекомендую. (Лука Турин) Secret Wish (Anna Sui) * фруктовый цветочный Секрет, который не стоит хранить. LT Sinan (Jean-Marc Sinan) Sinan сыграл экзальтированную и мощно светящуюся ноту “героической” розы на пределе терпения – так медные трубы возвещали о выходе королей. Её достоинство в том, что эта нота избежала всех компромиссов и смешения. Это лучезарное дитя с библейской картинки, с пламенеющими щечками и искрящимися глазами, смелое и готовое к своему предназначению, – это дитя должно быть оценено таким, каким оно является: простым, неразвитым, но обжигающим, словно пламя. Нестабильный, но захватывающий парфюм. Архаичный прекрасный флакон. Для женщины сильной и фривольной. Избегать: стиля дивы из дьюти-фри. * © Tribu (Benetton) Разноцветная молодость = фруктовый салат. Это уравнение близорукого людоеда используется, как основа для огромного количества современных парфюмов, которые ищут свежесть именно там, где её не рискуешь найти никогда: в смеси горячего и холодного. Tribu – отдаленная родственница Cristalle (Chanel), но там, где шанелевский отпрыск собирает охлаждающий хор белых голосов, Tribu выбирает выкрики в стиле “world music”. Открытие парфюма интересное и сложное благодаря эфемерной ноте свежей кожи, но она быстро улетучивается и финал звучит как медитация Banga. Сладость пастельных фруктов свежа, но не более того. Прекрасный флакон. * Tres Jourdan (Charles Jourdan) Грейпфрутовый парфюм, ставший оловянным с помощью металлической ноты, во флаконе ложного Арт-Деко, словно нарисованном студентом второго курса с кафедры промдизайна. Запах консервной банки * Volupte (Oscar de la Renta) В прекрасном флаконе с зеленым изумрудным кабошоном – парфюм, который ищет всеобщего расположения и никого не может удивить. Настоящий ольфактивный рекламный ролик, Volupte в двух словах резюмирует Jardin de Bagatelle (Guerlain), мельком цитирует современный Boucheron и заканчивает парафразом Tresor (Lancome). Для выжатых жизнью, заторканных дам. * Vendetta (Valentino) Люстра из латунных цветов, которая так грубо и неумеренно светила в парфюме Amarige, здесь обрамлена в меньшем масштабе и в типично итальянском пряничном окружении, напоминая сверкающий Teatro alla Scala (Krizia). Проблема заложена в самом замысле: хотелось модернизировать формулу с помощью неуместных и шокирующих аксессуаров в общем стиле, характерном для того времени. Очень сильный, очень химический и очень неинтересный.


Copyright© parfumer-city 2014 -2015 Парфюмерия элитная, т./ф. (495) 440-33-20
Все права защищены. Перепечатка материалов с согласия правообладателя.